Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

От автора

Привет!
Меня зовут Антон, и, мерцая гранями, я пишу здесь о вещах и взаимосвязи этих вещей. Потому что, согласитесь, бесполезно разговаривать о вещах, не учитывая их взаимосвязи. И не мерцая при этом гранями.

В моём блоге можно почитать о различных любопытных штуках:

Tentacliade
NostalgicGamesTravel
MoviesPicsTheory

Collapse )

Про честь и деньги

Вообще, ребята, я хотел сегодня с вами поделиться соображениями на предмет зла и добра (продолжая, так сказать, вот этот формат), но, раз уж на текущей неделе обозначилась такая актуальность, давайте совершенно неожиданно про деньги и честь!


Картинка для привлечения внимания: Геррит ван Хонтхорст, «Старуха, изучающая монету», 1623–1624.

Collapse )

Пятничные эпиотические шепотуньи

Итак, друзья, пятница, пошла четвёртая неделя домоседства и вторая половина моего игродельческого марафона. Сегодня вашему вниманию небольшая, но очень полезная локация «Кромешных тайн Эпиотики» (детективной (J)RPG по вселенной Тентаклиады™, ну вы помните!): башня шепотуньи!



Шепотуньями в Нюктианской республике именуются учёные затворницы, лишь частично принадлежащие к Сестринству Глефы: они не рассекают под луной на колоссальных нетопырях, не воюют и преступлений не расследуют, однако вполне себе осведомлены в самых разных вопросах, а их познания в области манипуляции с энергией Карнавала особенно велики!



Collapse )

Ещё немного про «Сапиенсов» Харари в целом и об истоках гендерного неравенства в частности

Успешно дожав Краткую историю человечества Юваля Ноя Харари, о которой упоминал в предыдущей записи, спешу поделиться финальными соображениями и на этот раз, как и обещал, критическими. Я приветствую доступную подачу научно-популярной литературы, поскольку энтузиаст науки сам придёт к знаниям не взирая на порог, а вот человека простого и когнитивно неуверенного нужно увлечь. Самое главное, чтобы упрощённость и развлекательность научпопа касалась только стиля, языка изложения, но не распространялась на саму суть рассуждения, на точность примеров, выводов и общей логики. К сожалению в процессе чтения Сапиенсов я слишком часто ловил себя на ощущении исследовательского мелководья: слишком уж по верхушкам скачет Харари, временами забывая упомянуть важные детали, а иногда искажая их.



Collapse )

О религиозном и научном мышлении

Сейчас я неспешно дочитываю книжку Юваля Ноя Харари Sapiens: Краткая история человечества (намёки на этот факт вы могли заметить в моих недавних записях, где я периодически поминаю сапиенсов и когнитивную революцию). Это такой полезный и питательный научпоп в области истории и социальных наук, каковым сейчас стали Докинз и Марков – для биологии, Хокинг и Млодинов – для физики, а Кэмпбелл и Грейвз – для культурологии; то есть явление, актуальность которого переоценить сложно: популяризация науки видится мне страшно злободневной штукой в эпоху суверенного интернета и лечения пневмонии святой водой.

Однако, в сравнении с упомянутыми фамилиями чудесных людей, эта книга вызвала у меня ощущения неровные. Очевидно, что любой научпоп должен быть иногда простоват, местами излишне доступен, время от времени заигрывать с аудиторией анекдотами: он же нацелен на самого широкого читателя и должен как можно эффективнее продаваться. Во всём этом я не вижу ничего плохого, но штука в том, что Харари пишет порою ну СЛИШКОМ уж просто, каковое упрощенчество сказывается уже не на форме, но и на содержании: некоторый его анализ оказывается поверхностным, замечания – лишёнными необходимой глубины. При этом, однако, многие озвученные вещи представляются мне довольно свежими или, как минимум, точно сформулированными. Полноценной критике и тем моментам, что мне не понравились, я уделю внимание позже, когда доберусь до конца – сегодня же мне хочется зафиксировать пару симпатичных и убедительных формулировок Харари, чтобы потом не забыть. Эти умозаключения мне понравились, и для себя я принимаю их в качестве рабочей версии.



Collapse )

О свободе

Большинство проблем в дискуссиях между человеками возникает из-за неясности определений. Один пламенный оратор руководствуется одними представлениями о предмете, его поединщик – принципиально иными, и оба глубоко убеждены в очевидности собственного термина. И дело даже не в том, что своё определение человек всегда считает незыблемым и единственно верным: наоборот, он или она, быть может, и рады были бы изменить его, скорректировать: но просто даже не задумываются о том, что возможна какая-то иная трактовка. Поэтому очень важно всегда проговорить понятийно-категориальный аппарат заранее, во избежание нелепости.

Сегодня я расскажу вам про свободу, симпатичнейшие мои, поскольку слишком часто наблюдаю, как неточно понимают это слово (неточно, разумеется, в рамках моего изысканного представления о жизни, вселенной и вообще).



Collapse )

О рациональном Гарри

Суть такова: Петуния Эванс вышла замуж не за комичного толстяка Вернона, а за оксфордского профессора, поэтому маленький Гарри, прежде чем познакомиться с магией, овладел преизрядным багажом знаний о современном мире и принципами логического мышления, при взаимодействии с этим миром необходимыми. Он разбирается в экономической теории, квантовой физике, он знает, как устроен классический фэнтезийный сюжет, поэтому, попав в такой сюжет лично, устраивает этому сюжету показательную порку. Разумеется, Элиезер Юдковский, сотрудник и соавтор Института Сингулярности по созданию Искусственного Интеллекта, написал фанфик. И его Рационального Гарри Поттера следует рассматривать именно так: произведение преданного поклонника по мотивам. Однако своим фанфиком Юдковский обнаруживает две очень важные вещи, достойные литературы в целом.



Collapse )

Виденье бездны

Что ж, друзья! Темпоральные кармашки не подвели, и сообразно намеченным контурам я представляю вам рассказ. Действие происходит в ретрофутуристическом мире Шаюми, хотя к самой Шаюми никакого отношения не имеет. Для оного мира я вот только сегодня придумал рабочее название, но раскрывать его пока не буду, чтобы не испортить впечатление от рассказа. Спешу предупредить, что текст содержит изрядную долю добродушной иронии в сторону квазипатриотической риторики, посему под кат заходим с чистым разумом и лёгким сердцем. Я вам даже обложку нарисовал. ようこそ.



Collapse )

О парадоксе всемогущества

В школьные годы чудесные одним из принципиальных развлечений для нас, интеллектуально скучающих отроков, были Дебаты: игра со строгими правилами, в которой команды по три человека рвут друг друга на вербальные лоскуты в риторическом Мортал Комбате. Тема диспута всегда имеет форму утверждения, например, «человек имеет право на эвтаназию» или «все кошки – инопланетяте». Одна команда защищает это утверждение, другая опровергает. В следующий раз они могут поменяться ролями, поэтому в Дебатах очень важно знать все «за» и «против», а также ни в коем случае не гнушаться ввернуть какой-нибудь запрещённый приём. Особенной популярностью пользовался так называемый парадокс всемогущества, который вворачивался, как сейчас помню, не только в спорах теософских, но и где только не. Ещё тогда, во времена праздного отрочества, я придумал элегантный способ разрешения этого парадокса. И поскольку недавно столкнулся с тем, что ораторы диванов и кресел до сих пор прибегают к этой незатейливой уловке, я сейчас расскажу вам, каков правильный ответ.

Collapse )

О мифологическом симулякре

На днях Изначальный Друг Артёмка поделился наблюдением, которое замечательно укладывается в мою гипотетическую картину будущего, где доминирующим свойством сознания будет его мифологичность. Однажды я подробно расскажу об этой картине будущего, но пока скажу, что мифологичность сознания предполагает диалектику двух противоположно направленных принципов: мифического реализма (мифологизация реальности) и реалистического мифологизма (стремление мифа стать реалистичнее, жизненнее). Если присмотреться, то эти процессы вы легко найдёте уже сегодня, уже в избытке.

Так вот. Наблюдение Изначального Друга Артёмки описывает (внезапно!) сущность ненависти современного отечественного обывателя к Америке. Согласно наблюдению, эта ненависть никоим образом не связана ни с реальным влиянием США на окружающий мир, ни с псеводнаучными попытками осмыслить (в модном патриотическом ключе) это влияние, ни даже с теориями вселенского заговора рептилоидов. Чудесные сокращения анальных мышц мозга одного из лауреатов «ТЭФИ» лишь подливают масла в огонь общественного мнения, однако суть неприязни к США у нашего обывателя лежит много глубже. На самом деле обыватель воспринимает далёкую заокеанскую державу (где, в большинстве своём, ни разу не бывал), как лютую силу природы, хаотичную, непредсказуемую, враждебную всему человеческому. Подобно богам Олимпа или демонам Нараки, Америка трансцендентна и сказочно-пугающа для нашего обывателя.

Однако, если мы домыслим это наблюдение в культурологическом ключе (по Канту или по Бахтину), получится картинка ещё более любопытная. Дело в том, что языческое сознание (в отличие, кстати, от религиозного) предполагает не столько наличие природных сверхъестественных сил, сколько привнесение этих сил в реальность. Очеловеченные стихии и законы физики, наделённые умыслом и целеполаганием, непосредственно вмешиваются в жизнь людей. В этом суть любого мифа любой эпохи: боги и демоны не трансцендентны, они влияют и лоббируют, они – здесь и сейчас. И, как подобает всякому бесхитростному язычнику, в полном соответствии с мифологической картиной мира, наш обыватель – наделяет стихию-Америку чертами мыслящего существа, с целями и задачами.

Но штука в том, что настоящая Америка – не в воображении отечественного обывателя, а на североамериканском континенте – таковыми чертами обладает изначально. Получается изумительный симулякр с разворотом на триста шестьдесят: человек сперва низвергает в своём сознании Америку до уровня слепой трансцендентной сущности, а затем, присвоив этой сущности целеполагание, возвращает обратно в реальность, но уже как мифологического персонажа, бога/демона. Те два принципа, о которых я упомянул в начале, здесь наглядно работают: сперва реальность мифологизируется (государство людей уподобляется хтоническому монстру), а затем миф делается максимально реалистичным (хтонический монстр принимает облик государства людей). Мифологическая картина мира в лучшем виде.

Я сейчас специально не расставляю оценочных акцентов в вопросе, хоть такие наблюдения и удручают; мне важно подчеркнуть мысль о том, что у современного и грядущего человечества мифологические аспекты сознания не просто сильны, а чертовски сильны, даже если в обществе формально доминирует научная картина мира (а уж тем более религиозная). И эту мифологичность нужно учитывать при планировании пресловутого будущего.