Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

От автора

Привет!
Меня зовут Антон, и, мерцая гранями, я пишу здесь о вещах и взаимосвязи этих вещей. Потому что, согласитесь, бесполезно разговаривать о вещах, не учитывая их взаимосвязи. И не мерцая при этом гранями.

В моём блоге можно почитать о различных любопытных штуках:

Tentacliade
NostalgicGamesTravel
MoviesPicsTheory

Collapse )

Поучительно-ретроспективое о Кровавом бароне

Недавно я обнаружил, симпатичнейшие мои, как много лет назад в комментариях к одной из заметок рассказывал друзьям о том, чем же меня так поразила арка Филиппа Стенгера в «Третьем Ведьмаке». И пришёл к чрезвычайно нарциссистскому соображению, что следует ту мысль оформить в отдельную запись. В назидание, так сказать, бумерам и зумерам, а кроме того, к нашему извечному разговору об искусствоёмкости видеоигр. Этим сегодня и займёмся! Очевидно, текст будет состоять из спойлеров, поэтому страшащихся уведомляю. Как говорил сам пан Стенгер, «может, еще не слишком поздно».



Часто в играх и не только в них персонаж, к которому предполагается выражение сочувствия, в лучшем случае довольно нейтрален, в худшем - благообразен и симпатичен. Обычно нам предлагают пожалеть котят, кавайно-невинных детей, аналогичных светлых дев, альтруистических героев грудью на амбразуру, а ещё лучше какую-нибудь всеблагую Эйрис из FFVII, ну и так далее.

Collapse )

Непятничные эпиотические: решение вопроса рекурсии

Вопрос рекурсии для нашего повествования краеугольный: по прочтении Сказок сироты, текста неровного, но весьма познавательного в смысле инструментария нарратива, я твёрдо решил использовать принцип рекурсии, то есть сюжетной вложенности, истории в истории, в детективной (J)RPG по вселенной Тентаклиады. Осталась одна маленькая проблема: как реализовать сию многомерную драматургию средствами RPG Maker'а? На решение этой проблемы ушла приличная горсть времени, помимо чего я лишь немного успел освежить портреты персонажей и начал приводить в порядок большую новую локацию, которая пока ещё не готова увидеть свет. Поэтому сегодня я расскажу о художественной рекурсии, перемежая лицами в уже знакомых декорациях.



Collapse )

СтарПёрл. Выпуск №3. Осьминоги

Если на секунду представить, что в далёком будущем у меня появится биограф – знаете, такой нездоровый исследователь с кучей свободного времени, одержимый мной – он наверняка подумает: а почему, собственно, у этого парня сплошные осьминоги? Куда ни ткни, отовсюду лезут тентакли. Учёный грядущего опустит руки, его одержимость рассеется как дым, и не будет у меня больше биографа. Во избежание подобного недоразумения в рядах потомков, сейчас я честно расскажу об истоках своей безоглядной любви к осьминогам и о том, почему они венчают мои эстетические пристрастия.



Collapse )

Искренняя критика Третьего Ведьмака

Я понимаю. Узрев богохульное «критика» слишком близко к молитвенному «Третий Ведьмак», все тухлые помидоры вселенной должны восстать и в праведном гневе устремиться по моему адресу. Я знаю, что возмездие их неминуемо. Но всё же им – прекрасным в своём губительном полёте томатам – спешу заявить: третий Ведьмак замечательная игра. Правда. С чертовски длинным очарованием. Я играл в неё девять месяцев – как будущая мама – и совсем не устал! Удивительное удовольствие. Даже заявив сей опус в качестве критического, я обречён буду скатываться время от времени в похвалу – сами увидите. Но о том, насколько велик и прекрасен третий Ведьмак, песен спето больше, чем о родине или о неразделённой любви. Поэтому написание настоящих размышлений обусловлено двумя факторами: ну, во-первых, ребята давно просили; а во-вторых, среди захлёстывающих с головой волн экстаза я просто хотел сформулировать те простые причины, по которым симпатичнейшие приключения Геральта всё-таки не стали для меня главной игрой прошедшего года.



Collapse )

Зубами – щёлк!

Время беспощадно к лентяям. Первую главу Волка среди нас я закончил много лет назад и даже попытался собрать восторги в горсть. Что меня удерживало от продолжения этой замечательной игры – тайна похлеще того, кто обезглавливает несчастных девушек на улицах Фэйблтауна. Но история должна быть закончена, тем более такая замечательная, как наша.



Collapse )


В этой статье речь идёт об игре The Wolf Among Us для MS Windows, OS X, PlayStation 3, Playstation Vita и Xbox 360, а теперь ещё и для PlayStation 4

Текущие штудии Стругацких

В очередной раз перепрочёл "Трудно быть богом" - в очередной раз понял, насколько тут прекрасно всё. Если мне со своей "Тентаклиадой" удастся добиться хоть тысячной капли той искренности, той гармонии словесных души и тела, что есть здесь - я буду счастлив. И почему этому уголку вселенной Полудня они уделили всего одну повесть!

Обнаружил новый для себя момент, которого раньше в книжке не видел. Конечно же, я всегда знал, что Аркадий был выдающимся японистом и постоянно наполнял свои с братом миры пасхалками из нихонской мифопоэтики (например, вскользь упоминаемым в "Волны гасят ветер" гигантским кальмаром Катоцуморидако, который непоследнюю роль сыграл в становлении моей нынешней задумки). Но я не замечал, что их - этих пасхалок - полным-полно и на планете Ирукана с Арканаром. Мало того, что служилая аристократия таскается здесь с двумя мечами, один из которых нельзя марать кровью простолюдинов; так ведь полное родовое имя барона Пампы - Пампа дон Бау-но-Суpуга-но-Гатта-но-Аpканаpа! Не говоря уже о том, что подавляющее большинство имён (на слух, казалось бы, ничего японского в себе не несущих) идеально воспроизводится каной. Что Рэба, что Румата, что Арата, что Кабани.

Ну и два слова о пресловутой злободневности, которую поминает сейчас каждый. Да конечно пугает, насколько актуально, чего уж тут говорить. Но меня поражает другое. Если в молодости я просто следил за похождениями Руматы, как за детективом, интеллектуально-философским приключением, сопереживая ему, думая и злясь вместе с ним - то теперь сразу вижу то, чего Румата не видит; сразу понимаю, где он допускает ошибки, где он так по-детски наивен, что будто и не супермен-коммунар вовсе. Но самое главное: при всём этом на-шаг-вперёд понимании происходящего я осознаю, что, будь на месте Антона, поступил бы точно так же. И, возможно, расчехлил бы клинки ещё раньше.

Вербальные раздражители

Прошлым вечером посмотрели Cloverfield. И даже (хоть сонливость после трудовой недели перешла в сокрушительное наступление) до самого конца - благо, кино не длинное. Однако, пофыркать я сейчас хочу не столько о самом фильме, сколько о неприятной тенденции в написании реплик и диалогов, которой, увы, Кловерфельд наш столь же не избежал.

Кино вполне себе неплохое, и даже занимательное, на свежую голову. И пусть ощущения псевдореализма, на который картина, как я понимаю, претендует, здесь нет и впомине (слишком уж вымытые-вылизанные актёры, слишком уж читаемая сценарная композиция и предсказуемость вау-эпизодов), зато здесь есть красивые, захватывающие дух перспективы ночного города с разрушенных высотных квартир под открытым небом, неожиданные кадры, ну и общая бодрость с незатянутостью. Местами действительно похоже на интересный сон - а это дорогого стоит.

Но вот что плохо. Даже ужасно. Когда кто-то из героев, или персонажей второго плана, или просто голос в новостийной ленте принимается описывать происходящее - наступает дремучая бездарность. Например, когда в кадре появляется гигантский монстр, как правило, все кричат: "О мой бог, что это! Вы это видели? Это же нечто такое, и что бы это ни было, это оно!"
Поймите меня правильно, я даже могу найти рациональное объяснение такому словесному мракобесию. Авторы диалогов таким образом пытаются сохранить интригу и создать ощущение "цепенящего, необъяснимого, неописуемого ужаса". Но это же полный бред! Так не бывает! Убивайте меня, пытайте, но я ни за что не поверю, что испуганный до ужаса современный молодой человек, при виде гигантского, обладающего вполне характерным набором черт чудовища, станет изъясняться столь косноязычно! Например, в эпизоде, где на национальных гвардейцев сыплются с неба гигантские жуки, взволнованно-дамский голос радиоэфира фальшиво щебечет: "О мой бог, эти куски падают прямо на них! Что это! О мой бог, что это! Оно падает прямо с неба, что бы это ни было! Оно убивает их! Что это, о мой бог!"
Что бы это ни было? ЧТО БЫ ЭТО НИ БЫЛО?!! Чёрт возьми, это - гигантские жуки! Любому идиоту понятно, что это гигантские жуки! Это не "нечто", не "оно", не "это" и уж тем более не "что бы это ни было", блин! Это гигантские долбанные жуки! Что тут может быть сложного?! Как бы ни был шокирован наблюдатель, если он видит перед собой Годзиллу, он никогда не скажет "что это, что бы это ни было, во имя Господа!" Он скажет, "дракон", "динозавр", "чёртов ящер", ну просто выругается матом, на худой конец! Но он не будет нести эту пластиковую ахинею! Когда человек напуган, он всегда вспоминает свои собственные ассоциации - из детских ли кошмаров, из недавно ли пережитых острых моментов - но, так или иначе, это всегда будет выстраданная, яркая, выразительная метафора. А не, блин, туманная, никому не нужная абстракция!

И да, из всего этого вербального картона торчат длинные уши Джей Джей Абрамса. В своём бараньем Лосте, он точно так же пытался нагнетать атмосферу. На все попытки героев выяснить, а что же, собственно, здесь происходит, ответ всегда был либо таким: "Помолчите, ибо вы ещё не знаете всей правды! Правда настолько страшна, что вы можете обкакаться, если узнаете даже часть её!" Либо таким: "Ещё не пришло время тебе узнать о моём прошлом; когда-нибудь я тебе всё расскажу, но не сейчас!" Друзья, если это и способ нагнетения саспенса, то самый пошлый и бездарный из всех возможных.

Ляля при просмотре Кловерфельда на моё фырканье справедливо заметила, что передачи в жанре "911 - служба спасения" построены на таких же диалоговых принципах; то есть, "реальные" люди в этих передачах, переживая "реальные" шоковые ситуации, говорят так же. Например:
Спасатель 1: Когда Кевин побледнел, я подумал: "О мой бог, только бы это не убило его!"
Сьюзи: "Даже не знаю, что это было! О мой бог, я была так напугана! Я просто не понимала, что происходит!"
Кевин: Оно падало прямо на меня, и я думал: "О мой бог, что это!"
По-моему, подобные диалоги лишний раз демонстрируют картонность таких передач, и опять же бездарность их авторов, в попытке нагнать страху. Думаю, что настоящие свидетели трагедий говорят много чего, но всё это отрезается при монтаже, чтобы не нарушать казуальной схемы саспенса, и оставляется только леденящее (а скорее тошнотворное): "О мой бог, это приближается, что бы это ни было!"

Ситуация с русским прокатом усугубляется ещё и калечным переводом слова "It", которое в английском звучит и слушается совершенно гладко (как мы знаем, все являения в английском языке среднего рода, кроме кораблей и самолётов, которые женщины). Наши доблестные переводчики, воплощая собой известный принцип "Ветер в харю - я фигарю", смело и дерзко вставляют сплошь и рядом даже не "Оно", а "Это"! В итоге получается сущий инфернальный ад. "Вы видели это?! Это просто огромно и, кажется, это собирается прикончить нас! Что бы это ни было!" В русском языке есть великое, прекрасное множество существительных для обозначения жутких созданий. Тварь - она! Громадина - она! Монстр - он! Хорошо, существо и чудовище - среднего рода! Но никто, никогда не будет говорить, приготовившись наложить в штаны со страха за свою жизнь: "Это приближается!" Ну неужели так сложно чуть-чуть старательнее отнестись к своему ремеслу?

Зидан х Гарнет

Речь, конечно же, не о том Зидане, который довольно грустно сыскал себе славу челоборца (челоносца? челобивца? ну короче "разящего челом"), ибо он и без этого просто хороший футболист.
Речь, конечно же, о том Зидане, что сидит у меня на аватаре: идеальный мужчина с обезьяним хвостом и плейбойскими манжетами =).
Ну а Гарнет - это, конечно же, наша очаровательная принцесса в апельсиновом кэтсьюте. В последних, собственно, вся соль земли. Как вы, наверное, уже догадались ;-).

Рисовано по осени, любимой женe [info]picanya



Да, и конечно же не забываем навещать мой Девиант! Там по-прежнему пустовато, но я буду очень рад =)

Возвращаясь к родным баранам

Есть такой поэт Орлуша.
Дядька богат на симпатичные метафоры, и зачастую даже совсем без мата.
Вот это мне очень понравилось - опять же затронута животрепещущая тема православия.

Они идут под звон колоколов,
Подаренных тамбовскою братвою,
Они поют, еще не слышно слов,
Так псы цепные темной ночью воют.

Иваны, вдруг познавшие родство,
Несут хоругви на железных пиках,
И дикое тупое естество
Начертано на их славянских ликах.

Когда своей трехпалою рукой
Борис крестился, Мы еще шутили:
Какой он милый, пьяненький какой,
И дом ему епатьевский простили.

Когда Лужков в обители пловцов
Решил пятишеломный храм отгрохать,
Ведь помнят, помнят дедов и отцов , -
Мы продолжали умиленно охать.

Когда с экрана, робок и кортав,
Учил нас вере Ванька Охлобыстин,
Не спорили мы с пеною у рта
Ни об одной нам из понятных истин.

А жизнь летит, как песенка Алсу,
Все вроде так, как мы с тобой хотели.
Шинкует на Поклонной колбасу
Змеиную Георгий Церетели.

Но почему сомнение в лице,
А вера и надежда льдинкой тают?
Не потому что РАО РПЦ
На божий свет тарифы повышает?

Чубайс зажег на Пасху фонари,
Кулич ашанский катится в корзинах,
И по Рублевке в храм летят шныри
С мигалками на черных лимузинах.

Они, забыв про божий фейс-контроль,
На исповеди лгут, как женам дома.
Для них Христос Воскресе - как пароль,
Которым можно обмануть Харона.

Эдем в Барвихе, ангелы в размер,
И с Павлом Петр в погонах на воротах,
И дерево познанья, крупномер,
Цветет в саду для сына идиота.

Крестясь от кошелька до кобуры,
Безмозглый лоб, соединяя с пузом,
Они поют про лучшие миры,
Свой вечный гимн Советского Союза.

Они стоят на службе в полный рост,
Их главный, даже говорят, крестился.
И ясно всем, что номер 1 пост,
Из Мавзолея в храм переместился.

Они стоят, как клоны Самого,
Герои недокраденой России
И жадно ловят каждый вздох его
Собой провозглашенного мессии.

Просфорку дай, кагорчику налей,
Неплохо помолились: так, конкретно.
Лимоновские дети мне милей,
Чем крестный ход под путинским портретом.

Они готовы, лишь приказа ждут,
В глазах ни мысли нет, ни сожаленья.
Прислушайся: они уже идут,
К тебе идут без веры и сомненья.