кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Categories:

Пара соображений в связи с «Престолами»

Завершение шестого сезона получилось куда удачнее самого шестого сезона. Сериалы, особенно выдающиеся, и так теряют форму на пятом году жизни, а тут ещё и старикашка Мартин подлил масла: книжку забросил и даже не наметил сценаристам дальнейшее развитие событий. Пусть выкручиваются сами. Сценаристы мужественно приняли испытание и насытили новый сезон обилием сюжетных дыр, филлерных сцен и книксенов в сторону современных трендов. Невольно ощущаешь себя Виталием Вульфом на концерте Камеди клаба. Рояли выпрыгивают из кустов, клацая клавишами, а Тирион склоняет представителей угнетённого класса к игре «Скажи правду или выпей», точно они участвуют в телепрограмме Холостяк.



К счастью, финальный эпизод изо всех сил старается искупить грехи девяти старших собратьев. Он скроен и сыгран весьма себе высокохудожественно, в духе лучших выстрелов сериала, вроде Красной свадьбы, битвы при Черноводной или казни Неда Старка. Помимо того, что сериал вновь заставляет ждать продолжения и строить догадки, – внезапно он вызвал очередное яростное сражение в этих ваших интернетах между фракциями «Ревнителей Мужской Гордости» и «Воителей Социальной Справедливости».




Причиной этой буре мечей, сломанных копий и пылающих ягодиц послужил тот факт, что по итогам сезона во главе всех, кроме одного, ключевых домов Вестероса оказываются женщины.

Барышни умны, решительны, брутальны и методично занимают в финале лидирующие позиции, в то время как мужчины скромно исполняют роли воинов и советников. И понеслась. «Феминаци всё оккупировали!» – пенно вопят одни диванные аресы. «Сексисты! Вы ненавидите женщин!» – не менее пенно взвизгивают им иные диванные афродиты. История стара как мир, узок круг этих фракций, безнадёжно равноудалены они от головного мозга. Люди норовят отыскать повод для праведного негодования, вновь и вновь откапывая труп стюардессы, хотя все позиции уже давно известны, все слова произнесены и территории поделены. Проблема Игры престолов, как и любого иного актуального творения массовой культуры, не в сексизме или, наоборот, маргинальном феминизме; не в мягкотелом потакании трендам или, наоборот, консервировании идейного застоя. Проблема любого художественного произведения во все времена сводится к одному: насколько талантливо или бездарно это произведение слеплено. Насколько органично вписаны его части в целое, насколько они созвучны друг другу, и насколько целостно выглядит это самое, пардон, целое. В гармонии, короче говоря.

Все аспекты нового сезона и его финала укладываются, в сущности, в диалектику мастерства и неумелости – и аспект феминизма здесь не исключение. Образ сильной и независимой женщины может подаваться изящно, мощно и поразительно, а может – халтурно, не пришей козе баян.

За примерами далеко и ходить не надо, ведь важнейшим из искусств последних лет для нас является Дисней. Скажем, Рей из Пробуждения Силы и Джуди Хопс из Зоотопии – совершенно, на мой вкус, восхитительные примеры того, как показать новую, свободную женщину, не заставляя зрителя морщиться от пошлости и фальши. И юная джедайка, и юная крольчиха избавлены от нездорового пафоса и напускной серьёзности, при этом полны идей и жизненных целеполаганий, которые с успехом осуществляют. Они не боятся быть смешными и просить прощения – а что ещё, если не это, манифестация истинной душевной силы?! С другой стороны, мы имеем Эльзу из Замороженного. При всей её миловидности и способностях от Sub-Zero, актуальные феминистические идеи в её исполнении смотрятся ужасно притянутыми за уши. Эльза заявляет о своей свободе и независимости от принцев и традиционных ценностей словно бы «для галочки», не имея за данной декларацией никакой личностной глубины, ни интересов, ни увлечений, ни страстей; она феминистка просто потому, что «сейчас так положено». И от того во рту оскомина.



Но вернёмся к Престолам. Принципы здесь те же самые. Диспозиция, к которой приводит в конце сюжет, во мне никаких гневных возгораний не вызвала, если рассматривать её комплексно. Однако в деталях дьявол нет-нет да и выскочит. Я начисто лишён претензий к стремительному возвышению Серсеи или Яры (Аши). Первая – это фактически Клэр Андервуд из Карточного домика; ей грех не убить всех врагов и не воссесть всей такой из себя в чёрном платье и в зловеще изогнутых бровях. Вторая – моя, пожалуй, любимая женщина в мире ПЛиО: пиратка, балагурша, на конях скачет, на кораблях скачет, за непутёвого братца впрягается, нежных путан тискает – чудо просто! Столь же убедительны и дамы рода Тиреллов, младшую из которых, конечно же, чертовски жаль, она подавала большие надежды, но и бабушка вполне себе искромётна. И даже маленькая леди Мормонт – пусть и местами диснеевская деловая колбаса – очень радует глаз.



А вот, например, не каноничный относительно событий книги поворот с Песчаными Змейками откровенно слабый: зачем-то сценаристы отказались от изобретательных интриг умного и осторожного Дорана Мартелла, придуманных Мартином, и превратили этих практически анимешных амазонок в агрессивных гопниц с прямыми, как рельса, извилинами – поэтому их успешному перевороту не веришь совсем.

Апогеем же неубедительности в событийно-эстетической канве Вестероса оказывается любимица автора Дейнерис. Пожалуй, это единственный персонаж эпопеи, который очень рано начинает полностью выбиваться из «силовых линий» повествования и законов вселенной, превращаясь в совершенно неуместную среди жестокого средневекового реализма метафору светлой, по американскому образцу, «демократии с зубами». Многие считают Рей из Звёздных Войн совершенной Мэри Сью, но это не так: Рей абсолютно органична в своей мифологической вселенной; а вот Дени – живое воплощение мэрисьюшности с непобедимостью, неуязвимостью, зашкаливающей удачливостью и непреходящей вереницей обожателей, поклонников и влюблённых. Конфеточная внешность Эмилии Кларк только усугубляет ситуацию: как столь тривиальной принцесске доверили сыграть Сару Коннор – просто не укладывается в голове. У Дейнерис было два сильных и созвучных повествованию выхода, оба по случайности связанных с сожжением и наготой: гибель ребёнка и мужа с последующим рождением драконов и кремация глупых высокомерных кхалов в бане. Да, в этих эпизодах она действительно была королевой. В остальных – карамельная капризная девочка, окружённая ничем не мотивированной верностью самых достойных мужей. Особенно обидно за Тириона, который, будучи приставленным к Матери Драконов, внезапно утратил всю свою психологическую остроту и превратился в заурядного, страшно сказать, обычного персонажа! А ведь когда-то был откровением, таких героев ещё не было никогда!

По окончании эпизода девятого у меня были серьёзные опасения, что на престол Винтерфелла по наметившейся гендерной традиции поднимется Санса. Вызваны мои опасения были, конечно же, не гендерной принадлежностью рыжеволосой принцессы, а той вопиюще беспомощной сценой совещания, которая имела место перед битвой с войсками Рамси. Санса присутствовала на этом собрании, её никто не гнал, не затыкал, не обижал – она просто молча стояла. Но зачем-то (видимо, опять «для галочки») сценаристы вкладывают ей в уста неуместный протест и ремарку о том, что «женщине не дают слова сказать». WTF?! Зачем делать из героини полную дуру? Мало она настрадалась у вас в предыдущих сериях? Так или иначе, в финальной сцене Санса проявляет, наконец, мудрость и уступает место брату совершенно спокойно, в том числе понимая, что Мизинец станет использовать её, возглавь она Винтерфелл.

Иными словами, я не ощутил диссонанса в связи с обилием ключевых женских фигур в расстановке; всё раздражение от последнего сезона проистекает из неграмотного построения сценарных элементов, из натянутых ситуаций. Что же до феминизма и пресловутой расстановки: знаете, что мне больше всего напоминает вот эта картина, когда в фэнтезийной стране земли поделены между могущественными женщинами, а на одной из земель правит мужчина? Пять секунд вам подумать… Не догадались? Это же Страна Оз Баума, она же Волшебная страна Волкова! Розовая, Фиолетовая, Жёлтая и Голубая страны управляются волшебницами разных темпераментов, а в Изумрудном городе властвует единственный парень, к которому колдуньи даже испытывают некоторый пиетет. Отчего-то в те времена подобная картина мира не возмущала мужчин и не приводила к воплям о засилии феминизма, хотя сам Баум, между прочим, был весьма радикальным феминистом для своего времени.



Ну и по поводу того, что там Лилиана прошептала Неду на ушко. Некие умельцы уже выкрутили ручку громкости на максимум и заявляют, что настоящее имя Джона – Джейхерис. В связи с этим вангую на будущий сезон ситуацию, где при встрече Джона и Дени драконы проявят к бастарду изрядную симпатию, и на одну из ящериц Сноу воссядет. В конце концов, за отсутствием фиолетовых глаз сериал чётко демонстрирует нам родовую черту Таргариенов, которая, судя по всему, – ключ к управлению драконами: бровки домиком!


Tags: кино
Subscribe

  • И немного о вечном: постмодернизм и видеоигры как искусство

    Есть темы для дискуссий избитые, а есть, знаете ли, непреходящие. Сегодня – о вторых. Мне очень нравится, когда Дмитрий Быков и Антон Долин, оба мною…

  • О «Рифе» Поляринова

    Новый роман нежно мною любимого Алексея Поляринова угодил мне точно в детский страх: эстетика сект сильно пугала меня, иной раз в…

  • Я тряс над ними песком...

    Немного возрастной рефлексии, симпатичнейшие мои. Интервью Моргенштерна Дудю, помимо чертовски смешного эпизода с рестораном и экселевской табличкой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • И немного о вечном: постмодернизм и видеоигры как искусство

    Есть темы для дискуссий избитые, а есть, знаете ли, непреходящие. Сегодня – о вторых. Мне очень нравится, когда Дмитрий Быков и Антон Долин, оба мною…

  • О «Рифе» Поляринова

    Новый роман нежно мною любимого Алексея Поляринова угодил мне точно в детский страх: эстетика сект сильно пугала меня, иной раз в…

  • Я тряс над ними песком...

    Немного возрастной рефлексии, симпатичнейшие мои. Интервью Моргенштерна Дудю, помимо чертовски смешного эпизода с рестораном и экселевской табличкой…