кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Category:

Принцы стройки

Рядом со школой строился дом. Всегда. То есть сейчас он давно готов, и в нём время от времени живут люди, в разной степени знакомые и приятные. Но в хрустально-солнечные времена моего детства здесь клубилась вечная стройка.

В стройке есть нечто хтоническое. Настолько, что плачешь от радости. Вроде бы в ней завязывается конструкт грядущего; но по сути – разверзнуты геотермальные хляби прошлого, как в книжках Иммануила Великовского и фильмах про Индиану Джонса. Здесь мальчишеская душа ликует и поёт.

Недостроенный дом попирает трансцендентность: он одновременно и внутри, и снаружи. Структура интерьера открыта для глаз. Многоэтажный лабиринт в вертикальном разрезе – как в кинематографичном платформере Джордана Мекнера. Серые плиты, лежащие на серых столбах, и мы с Артёмкой персидскими принцами бежим и карабкаемся по ним, проникаем в запретные камеры и тайные комнаты.



Однажды, наскакавшись, мы вылезли на железобетонный утёс над предположительным подъездным крыльцом. Солнце улыбалось, но внезапно внизу появился сторож. Или прораб. Бородатый, маскулинный, с выражением лица «время умирать, маленькие засранцы». Глаза его горели ненавистью терминатора – он просто переживал, как бы нас не придавило чем-нибудь. Он высказался сквозь сжатые зубы и решительно забежал в подъезд под нами, желая отрезать всякие пути к отступлению: мы же сидели на обрыве. Облик духа-хранителя стройки убедил нас с Артёмкой мгновенно. На биологическом уровне. Мы не раздумывая сиганули вниз, ощутив при приземлении лишь лёгкое щекотание в пятках, и дали дёру. Инфернального часового мы больше не видели.

Пару недель спустя вернулись на стройку. Задрали головы туда, откуда совершили спасительный прыжок, и слегка онемели. Если бы Принц Персии прыгнул с такой высоты, неминуемо потерял бы одну жизнь. И долго сидел бы на корточках, как пацаны на районе, пытаясь унять ноющий сервиз коленных суставов. А мы даже не почувствовали. Воистину желание наложить в штаны мобилизует секретные резервы организма, как ничто иное.


Но всё это было позже. Много позже. Сначала стройка была грандиозной долиной коричневого месива, а мы с Артёмкой и группой иных приключенцев из класса носились над ней после уроков, вполне себе ветхозаветно. Однажды осенью, когда у психов, дождей и мальчишек обострение, мы пришли к котловану и полезли в самое чрево Геи. У меня были бордовые резиновые сапоги, я экстатически погружал их в хлюпающее тесто, чувствуя себя Рэдом Шухартом, и заходил всё дальше и дальше. Я всегда был самым благоразумным и опасливым в классе. Но не сегодня. Нога вдруг увязла намертво.

Я дёргался, рычал и окапывал конечность по кругу, истерически расшвыривая шматы глины, но не преуспел. Ребята набросали веток, Артёмка подобрался ко мне и тоже попытался рычать и окапывать, но Харибда была сильнее. В тот момент Артёмка перепугался пуще меня. Наверное, он увидел, как земля сжирает меня целиком и с хлопком смыкается над макушкой. Ощутил, как неотвратимо и грубо человека может всосать. Осознал тщету ребёнка перед стихией.

Сознавал бессилие и я, потому что – ребёнок хрустально-солнечный и домашний – не знал, что хуже: застрять в бездонной чаше грязи навсегда или вернуться домой в одном башмаке. Когда я выдернул ногу из сапога и поковылял по веткам, стало ясно, что второе – страшнее.

Хлынул дождь. Я бежал в слезах стыда и ужаса, загребая лужи разбухшим носком. Что я скажу маме? Зона забрала мою часть, и теперь у меня родятся четырёхрукие дети? Я ходил босиком по лужам и теперь паду, сражённый гайморитом? Артёмка сопроводил меня героически до дверей и передал лично в руки. Мама обняла, отмыла от глупостей и накормила гречневой кашей с молоком. Я её очень люблю. И кашу тоже.

Время от времени забегали ребята, говорили с восторгом, что сапог мой виден издалека: багряной розой горит он сквозь хмарь и серость. Я представлял, как над ним вырастет дом, заедут шумные семьи, загромоздят пространство своей инородной энтропией – и даже не будут подозревать, что где-то глубоко под ними погребён кусочек очень послушного мальчика, который однажды забрёл слишком далеко.

Всю следующую неделю грело солнце, глиняные хляби подсохли. Сапог отбили в неравной схватке с големом и вернули моей маме одноклассники-близнецы Зайцевы. Вот уж кто настоящие сталкеры. Моему воображению полегчало.

Но иногда по ночам просыпаюсь.






___________________
Проект СтарПёрл
Выпуск №0. О проекте
Выпуск №1. The Battle Beasts
Выпуск №2. Barbarian the Game
Новогодний спешал. Top 12 Practical Effects

Тематические заметки
Трагедия советского мушкетёра
Через тернии
Tags: буквы, великая эпоха, конец 80х - начало 90х, ностальгия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments