кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Categories:

Зона комфорта - трамплин для рывка. Зона надрыва - нет

Эту стихотворную мысль я формулировал пару последних месяцев, наряду с массой иных выдающихся мыслей, и решил, что надо бы зафиксировать, а то просочится сквозь пальцы вместе с молодостью, красотой и умом.

Традиционно считается, что предпосылкой, а точнее - стимулом, для принципиального скачка (культурного ли прорыва, политической ли смены формации, научной ли революции) человеческому обществу требуется некий надрыв. Кризисная ситуация, экстремальное положение вещей, которое заставляет человеков (дабы те не почили в бозе) действовать быстро, энергично и максимально эффективно. Устоявшийся стереотип заключается в том, что сытые общества быстро расслабляются, деградируют и погибают, а голодные и злые - наоборот - динамично развиваются.


Но похоже, история и эволюция устроены совсем не так, а очень даже обратным образом.

Во-первых, пресловутая пассионарность, глубинный заряд бодрой агрессии, вовсе ещё не дарует обществу возможность совершить культурный и политический рывок, достигнув своего расцвета. Взглянем, например, на кыпчаков - половецкую орду в XI веке. Несмотря на очевидное превосходство перед Русью в смысле пассионарной энергии, напора и воинского мастерства, несмотря на постоянные боевые победы над южными князьями, половцы не создали ни вменяемой политической системы, ни культурно-идеологической парадигмы, ни даже письменности. Они просто растворились в тех народах, которых пришли воевать и полонить (а ведь добрались аж до Египта), поглотились их культурой, их верой, их знаниями - этих сытых и вроде бы слабых людей - и навсегда исчезли со страниц истории. Следовательно, для рывка энергетического цивилизационного надрыва мало.

Во-вторых, этого надрыва не только мало, но и вообще вредно. Любой труженик, нацеленный на приращение и выживание (будь то народ или индивид, будь то государство или бизнес-структура), всегда использует традиционные, проверенные и надёжные способы производства/обогащения. Такой труженик находится в постоянной конкурентной борьбе: с природой, с дикими зверями, с враждебными племенами, с политическими противниками, с соседом по земельному участку, с фирмой-соперником. В этой перманентной кризисной кондиции риск труженика должен быть сведён к минимуму для повышения выживаемости. В таких жёстких, напряжённых условиях человек просто не может себе позволить пробовать какие-то инновационные способы мышления, технологии, взгляды, инструменты. Даже если они представляются потенциально более прогрессивными: при удачном использовании эффективность жизни повысится, при неудачном - жизнь прекратится. Риск слишком велик. Поэтому никакого рывка в науке, технике, политике или просто самосознании быть не может, пока общество и его индивид находятся в этом статусе заботы о выживании, в состоянии надрыва.

С другой стороны, по мере своего развития любое общество, любой человек накапливают себе некую "зону комфорта" - т. е. условий, при которых им удаётся произвести ресурсов (материальных, духовных, интеллектуальных - каких угодно) чуточку больше, чем требуется для первичного выживания. Причём этот уровень достигается, конечно же, при помощи исключительно традиционных, проверенных методов, технологий и взглядов на вещи. Но именно в этот момент, обеспечив себе "зону комфорта", человек получает возможность выдохнуть и оглядеться. У него появляется свободное время. Именно оно - свободное время - и оказывается краеугольным ресурсом для рывка. Имея такой запас, человек уже может и рискнуть, вложившись в эксперимент, в пробу нового. Обратите внимание: наиболее значимые рывки в истории совершают общества, где образуется подобный люфт свободного времени (по сравнению с соседними цивилизациями и эпохами): античные Греция и Рим, Византия, ренессансная Европа, колониальная Европа. Только при наработке излишков продовольствия и времени человек получает возможность совершить шаг в будущее: а) по биологическим причинам (ему не нужно тратить время на истерические поиски пищи), б) по интеллектуальным причинам (у него развивается самооценка, происходит осознание новых прав и свобод, обретаются новые смыслы и устремления в жизни).

Приведу пару наглядных примеров из актуальной действительности, иллюстрирующих этот принцип, чтобы было понятнее.

Фундаментальная наука сегодня (да и десятилетия назад) никогда не финансируется отрываемыми от сердца средствами нищих и убогих. Она питается деньгами громадных инвестиционных фондов - именно потому, что фонды могут себе позволить. Блистательные открытия, новейшие технологии - это финансовая чёрная дыра. Фундаментальная наука - дело глубоко рискованное: скорее всего, 90% бюджета не отобьётся и обязательно вылетит в трубу. Зато если выстрелит - произойдёт научный прорыв. Только наличие в природе свободных денег (эквивалента свободного времени) претворяет такие прорывы в реальность.

Другой пример понятнее сердцу: наша дорогая и любимая игровая индустрия. Сони, Майкрософт и Нинтендо бьются на рынке не на живот, а на смерть. В своём роде, это та самая первобытная конкуренция за выживание, что и у ранних обществ - просто на другом, чуть более безопасном уровне. В этой схватке, где бурлят и клокочут несметные денежные потоки, соперники боятся оступиться, поэтому обычно используют проверенные формулы успеха. Они боятся рисковать, боятся пробовать - поэтому с каждым разом игровые ААА-тайтлы всё больше становятся похожими друг на друга, всё больше стараются потакать вкусам и кошелькам, всё больше делаются, что называется, generic. И единственные, кто выходит из этой зоны надрыва - это Нинтендо. Японцы всё время экспериментируют: то изобретают один эталонный пад, то потом другой, то вдруг третий. Они ломают каноны, выдумывают новые лекала. Когда-то успешно, когда-то не очень. Кому-то нравится, кому-то нет. Но они всегда пробуют новое. Новое в этой кровавой конкурентной бойне. Аналитики индустрии, вроде Майкла Пактера, качают недоуменно сединами и восклицают: "Чёрт их разберёт, этих японцев с их финансовой политикой! О чём они только думают!" А секрет-то прост: за свою стодвадцатилетнюю историю Нинтендо заработали столько денег, что могут позволить себе безболезненно нести убытки аж до 2050 года. Они обеспечили себе зону комфорта, в которой можно творить, совершать открытия и великолепные прорывы.

Мне видится, что это правило работает абсолютно для всех сфер человеческой жизни: для эволюции экономических и политических форм (если мы принимаем принципы смены формаций по Марксу), для развития и формирования менталитета народов (если мы ориентируемся на цивилизационный подход в истории), для бизнеса, для науки, для войн, для искусства - совершенно для всего. Рывку обязательно необходима пристойная зона комфорта. Другое дело, что саму эту зону комфорта иногда невозможно построить без предшествующей зоны надрыва. Но это всё же косвенная связь.

И последний важный момент, о котором забыл упомянуть сразу. В зоне комфорта несомненно существует вызов. Тот самый, по А. Дж. Тойнби. Зона комфорта - это не "расслабленное" состояние, противопоставленное "напряжённому" состоянию зоны надрыва. Т. е. человек (или общество), совершающий рывок из зоны комфорта, обязательно должен находиться в соответствующем тонусе. Ни о какой лени речи быть не может. Если в зоне комфорта имеет место лень, то никакого рывка, никакого прорыва не произойдёт! Просто этот "вызов" в зоне комфорта, стимулирующий поиски "ответа", находится на принципиально ином уровне, чем тот, что в зоне надрыва. Он связан не с первичным выживанием (жизнь или смерть), а уже с качеством жизни.
Tags: мысли, судьбы Родины, теория
Subscribe

  • Авангардный гностицизм Æon Flux

    На исходе 90-х, эпохе, вопреки когнитивным поверьям, живой и уникальной, по Mtv показывали некоторые экспериментальные анимации, которые пробовали…

  • О фильмах, гранями мерцая

    Напоминаю, симпатичнейшие мои, что при нажатии на обворожительную Мишель «Honey, I'm home» Пфайффер в заглавной записи журнала вашему вниманию и…

  • Про Thinking of Ending Things

    Thinking of Ending Things Чарли Кауфмана – кино упоительно страшное и страшно упоительное на всех своих планах. Невероятное удовольствие в процессе,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • Авангардный гностицизм Æon Flux

    На исходе 90-х, эпохе, вопреки когнитивным поверьям, живой и уникальной, по Mtv показывали некоторые экспериментальные анимации, которые пробовали…

  • О фильмах, гранями мерцая

    Напоминаю, симпатичнейшие мои, что при нажатии на обворожительную Мишель «Honey, I'm home» Пфайффер в заглавной записи журнала вашему вниманию и…

  • Про Thinking of Ending Things

    Thinking of Ending Things Чарли Кауфмана – кино упоительно страшное и страшно упоительное на всех своих планах. Невероятное удовольствие в процессе,…