кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Category:

У меня всё наоборот

Я прочитал (почему-то) "Песнь Кали" Дэна Симмонса. И в очередной раз понял, что меня больше всего смущает в лавкрафтианском подходе к ужасу (а Симмонс здесь использует именно то нагнетание дискомфорта, что и Лавкрафт): трансцендентная ксенофобия. Привычное, ежедневное, знакомое (скучное, пошлое, рутинное - добавлю я) в такой композиции - хорошо, это свет и спасение. Чужое, потустороннее, иноземное, инопланетное - это всегда тьма, кошмар и отвращение. И при том, что в целом композиция зла в "Песни Кали" выстраивается внушительная, вот этот запашок дремучей боязни чужеродного сильно мешает мне. У меня-то всё наоборот!




Когда я был маленьким, в сказках мои симпатии всегда были на стороне чудовищ, драконов, непонятных макабрических порождений. Не потому, что мне нравилось зло и плохие поступки, а хорошие не нравились - нет. Мои симпатии были исключительно эстетическими. Рыцари, добрые молодцы и простые мальчишки были до скрежета зубовного скучны и примитивны. Чудовища были прекрасны и удивительны, они были вкусно текстурированы, обладали богатой анатомией, чудесными способностями, шармом, внезапностью. Они будоражили фантазию, они возбуждали восторг. Им хотелось сопереживать и, если бы в те времена существовали видеоигры, я бы сказал, "за них хотелось играть". И нарочитое и методичное выставление этих красавцев в роли негодяев - из сказки в сказку, из истории в историю - вздымало в крошечном мне бурю негодования.

Или вот, например, осьминоги. В детстве я обожал книжку "Коралловый город или приключения Смешинки" Евгения Наумова. В этой книжке человеческие особи, тропические рыбки и (внезапно в море!) Грязный Ёрш были положительными персонажами и революционерами, а осьминоги, крабы, кальмары, акулы и медузы - конечно же мерзкими тоталитарно-бюрократическими злодеями. Но, несмотря на фабулу и насильно выданные роли, я был на стороне головоногих, членистоногих и прочих хищников - просто потому, что они были прекрасны! К счастью автор, видимо, действительно любил подводный мир, поэтому сопереживать условным негодяям удавалось легко.

Или же, чем чёрт не шутит, вот эти пресловутые злые колдуньи и тёмные богини. Они же умницы, красавицы! Почему все с детства пытались меня заставить ненавидеть сильных, сексуальных женщин? Вместе с благородными, богатыми наружностью животными? Получилось-то, в результате, всё наоборот! И вот что мне бесконечно импонирует в современной, плавно перетекающей в искусство, массовой культуре (при всех её многочисленных отвратительностях) - так это воспевание антигероя и попытки разглядеть в злодее безусловно свойственную ему красоту и душу.

То же самое происходит сейчас и с наследием Лавкрафта: несущие в своём облике цефалоподные черты Ктулху Сотоварищи сейчас вызывают скорее симпатии, чем отвращение; как и, скажем, ксеноморфы. Как и, конечно же, моя милая богиня Кали. Поэтому, возможно, некоторая ксенофобия у Симмонса и Лавкрафта тогда - частично и породила такой вздыбившийся сегодня интерес к трансцендентным, хтоническим и просто сложным образам, не как к злодеям, а как к культурным героям.
Tags: буквы, картинки, книги, мысли, фетиш
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments