кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Categories:

Чудесный дурдом с французским послевкусием

К Ubisoft’у я испытываю сложные, противоречивые чувства. Как, скажем, к феминизму или Льву Николаевичу Толстому. С одной стороны – трилогия Песков Времени, трилогия Эцио Аудиторе, волшебно-изумрудная Beyond Good & Evil, Хероёзы. С другой стороны – патриотические лапти Тома Клэнси, неуклюжие системы защиты против пиратов и, опять же, Хероёзы. К счастью, Рэйман – дискретное, в пионерском галстуке, детище Мишеля Анселя – твёрдо стоит по ту сторону баррикад, что со знаком «вау».




Самого первого Рэймана я увидел во времена моего хрустально-солнечного детства. Была сказочная эпоха ранних 90-х, когда персональные компы тайком начинали появляться по домам у одноклассников (да и у меня в том числе), но всё это было покрыто мраком строжайшей секретности и узнавалось в соответствии с томительным детским ритуалом: как бы невзначай, во время визита к приятелю после уроков. Первый Рэйман сражал наповал и сразу – тёплым, любовным вниманием к деталям. Он был сочным, вкусным, разноцветным, его можно было разглядывать и смаковать – в статике, в движении, уклоняясь от пули, из которой вылезает рука с молотком и пытается тебя отлупить, или просто откинувшись в кресле перед экраном, когда приходила очередь играть не тебе. Поэтому, когда три года назад я увидел первый тизер Origins, сердце забилось в упоенье, и для него воскресли вновь. Ну вы поняли. Затем игра как-то пропала из рассеянного взгляда, и руки до неё добрались только сейчас. Я как всегда пишу не о самых последних играх, но, уверяю, нынешняя злободневности абсолютно не потеряла.



Что-то есть у французской мультяшной школы чарующее по-своему. Да, она черпает столовыми ложками вдохновение и в классическом Диснее, и в японском кавайстве. Но всё же, в ней имеется особая, неказуальная живость, характерная исключительно для французов. Как двигаются герои, как они преподносят нам себя, как обозначаются художником их черты, – этот уникальный, объединяющий ген присутствует в произведениях, казалось бы, самых разных по настроению. Скажем, в Трио из Бельвилля, или в Вакфу, или в Гоблиiiiнах. То же безумное чувство характеров имеется и в Rayman: Origins. Сумасшедшие герои кривляются, носятся, как угорелые по стенам, ковыряют в носу, сплющиваются гармошкой, маниакально бормочут, мечут во врага кулаки, ботинки и заклинания. Особенно будоражит, когда они всё это вытворяют толпой – экран превращается в какой-то раблезианский карнавал. Сразу вспоминается сцена из Гаргантюа и Пантагрюэля, в которой брат Жан защищал монастырские виноградники. Или битва с армией жирных колбас. Когда я играл, мышцы физиономии затекали от постоянной улыбки. Мой кумир здесь, конечно, Глобокс. Он так смачно цепляется зубами за уступ после прыжка через пропасть, что сразу хочется забрать его к себе домой!



Чувство дурдома здесь приятно не ограничивается одним лишь визуальным рядом. Нашим героям шизофренически вторит музыка. Настолько гармоничного, искреннего и весёлого безумия удалось, на моей памяти, добиться только саундтреку Катамари Дамаси. В Rayman: Origins под местечковые мотивы нам поют развесёлые пьяные голоса от баса до колоратурного сопрано; на подводных уровнях они булькают и бурлят с потрясающей музыкальностью, а в сценах с чилийскими перцами и кипящими кастрюлями – зажигают в стиле Ля Бамбы. А если хватануть спящего короля жёлтых горошин – люмов, то все люмы на уровне станут красными и примутся радостно петь и приплясывать, напоминая нам о LocoRoco. И всё это так лихо, гениально и без напряжения, что душа радуется. Кроме того, музыка здесь очень помогает не нервничать, если часто помираешь: ты просто входишь в ритм, и порою становится жалко, что прошёл сцену слишком быстро. Мой директор называет это «беспричинным камланием». Я бы это назвал «офигительным камланием». Смысл тот же, но оттенок другой.



Но самое интересное, как французская школа играет на территории геймплея. Казалось бы, в жанре платформера изобретать велосипед смешно. Расчехляя игру, мы в общих чертах уже представляем себе, что нас будет ждать: быстрый бег (преимущественно слева направо), прыжки, атаки, сбор монеток (колец/кристаллов/шаров), ритмичные паттерны препятствий и монстров. И самое обидное, что многие игровые дизайнеры, отчаявшись изобрести пресловутый велосипед в смысле самих механизмов игры, не желают даже хоть чуть-чуть пошевелить творчеством в смысле антуража, в смысле воплощения этих механизмов. И вот тут-то Рэйман берёт своё. Да, по части игровых взаимодействий – здесь никаких откровений. Но все эти знакомые с детства элементы здесь будто говорят вам: да, мы самые житейские игровые элементы; вы видели и трогали таких, как мы, миллион раз; но посмотрите, какие именно мы – клёвые! Будь то пробежка по стенам из замороженных консервов, или звучный подскок на африканском барабане, или стремительный заплыв между смертоносными инфузориями (кстати, извечная беда платформеров – подводные уровни – здесь, как и всё, динамичны и неунылы), или, наконец, полёт на глазастом комаре (в случае с моим любимым Глобоксом – комар выступает в качестве наездника) – ничто не набивает оскомины. Это то, что мы проделывали в детстве множество раз. Но пируэты и упражнения не только не утратили увлекательности, но и приобрели какую-то свежую.



И почему-то самым задорным эпизодом игры для меня стал повторяющийся в разных интерпретациях уровень с погоней за гусненьким одноглазым сундуком, под пьяное банджо. Во-первых, сундук очень смешной. Его действительно хочется поскорее догнать и пристукнуть. Во-вторых, именно здесь ощущение пульсации игры (то самое «офигительное камлание») ревёт в полный рост. А в самом конце, если догнать все сундуки и вернуть повелителю мёртвых все выпавшие зубы в его старческую челюсть, нам достаётся последний, чертовски сложный уровень про преисподнюю. Наши враги здесь – старушки и грядки с зубастыми маками. Просто праздник. Быстрое прохождение секретного босса (поскольку не все, наверное, доберутся) выглядит вот так:



Несомненное преимущество в завершении не самой свежей игры в том, что следующего творения уже не нужно мучительно долго ждать. Rayman: Legends призывно машет мне своей дискретной конечностью. Спасибо мсьё Анселю за наше счастливое детство. И старчество.


________
В этой статье речь идёт об игре Rayman Origins для MS Windows, OS X, PlayStation 3, PlayStation Vita, Wii, Nintendo 3DS и Xbox 360
Tags: игры
Subscribe

  • Прекрасная весна

    Чунь Ли, вне всякого сомнения, одна из важнейших женщин в истории видеоигр. Не только для всего человечества — это ещё ладно, — но и для меня лично:…

  • Пятничные эпиотические: модный салон госпожи Бужардини

    К «Кромешным тайнам Эпиотики», симпатичнейшие! Ещё одно любопытное заведение полуночного Парлетто – шоурум разнообразного платья, которым заведует…

  • Околопятничные финалочные дудлы

    В ушедшем от нас, наконец, году имела место одна очень добрая и хорошая дата; ею вряд ли можно оттенить все прошлогодние печали и неурядицы, но мне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments