кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Categories:

Подтексты Катерины

Все счастливые парни за тридцать со странной причёской похожи друг на друга. Каждый несчастливый парень за тридцать со странной причёской несчастлив по-своему.
Я, конечно же, не о себе (хоть с причёской у меня тоже беда!), а о бедняге Винсенте. Насколько бесхребетным мямлей он предстаёт перед нами в повседневности, накидываясь каждый вечер вкусненьким в баре и оказываясь не в состоянии вступиться ни за одну из своих барышень перед другой, настолько же целеустремлённым и отважным он оказывается в своих снах, облачённый в семейные трусы в розовый горошек.





Поскольку Катерине минул год, и многие так или иначе об игре наслышаны (лишь я один тихоходом прошёл её вот только-только), хочу покопаться в смыслах и материях, на которых игровая пресса все эти месяцы внимания не заостряла, а если и заостряла, то как-то совсем уж поверхностно. В Катерине глубины подтекстов очень недурны. Как и должно быть в любой настоящей игре, они формируются не только сюжетом с декорациями, но и самим геймплеем.

В подавляющем большинстве видеоигр процесс, так или иначе, строится на насильственном взаимодействии с недругом. То есть на побивании оного. Наверное, это закономерно. Наверное, это восходит к первобытным маскулинным инстинктам и потому так затягивает. Даже в картах мы бьём, а в шахматах съедаем. И я никогда бы не подумал, что геометрические головоломки – просто двигать кубические блоки! – могут стать занятием не менее увлекательным, чем традиционное истребление враждебных бестиариев.



Драйв, который образуется в организме под стремительную Грозу Россини или величественную Фарандолу Бизе даже на самом лёгком уровне сложности не сравним ни с чем. Когда на пятки тебе наступает жуткая, рвущаяся из тьмы фрейдистская бестия, а ты лихорадочно смотришь вверх, пытаясь заранее просчитать паттерн кубов-ступеней, который нужно молниеносно выстроить и вскарабкаться на вершину до того, как твои кошмары сорвут тебе мясо с костей – это прекрасно и незабываемо. В самом таком азарте, в самом стремлении к пику, к вершине заключена основная метафора игры. Она повторяется через всё повествование в самых разных формах, где-то в лоб, где-то завуалировано, но нагляднее всего – именно в аркадных ощущениях игрока.



Спящие мужчины в образе антропоморфных баранов карабкаются наверх, толком и не понимая, зачем они это делают и от чего спасаются. Они просто рвутся к цели, влекомые желаньем сверху и подгоняемые страхом погибели снизу. Именно так, и никак иначе, действуют сперматозоиды: лишь один из них достигнет последней высоты, опередив прочих, которым уготована смерть. Когда Винсент добирается до врат Иштар в конце игры, мы замечаем, что на створках изображен крупный символ Венеры, к которому со всех сторон устремлено множество символов Марса, размером поменьше. Когда я это увидел – то долго смеялся: именно этот первородный, животный, мужской азарт и аккумулировала игра во мне всё это время! Фактически Атлус заставляет игрока почувствовать себя сперматозоидом – и, как ни странно, в этом столько же смешной нелепости, сколько и величия. Очень точная ирония, простой, но извечный философский мотив, воплощённый не только в словах и картинках, но и в самом игровом процессе. Безо всякого расшибания в кровь полчищ противника, игра будит в человеке и Эроса, и Танатоса.



Кстати, об Эросе. Как и, скажем, в God of War, сцены плотской любви в Катерине (хоть тут они и образуют чуть ли не концептуальную основу повествования) стыдливо прикрыты целомудренной сменой кадра или уходом камеры в сторону в самый ответственный момент. Хоть проблемы затрагиваются совсем не детские. Дело даже не в том, что нам предлагается поразмышлять на тему секса, измены, готовности стать родителем или силы воли. Удивительно другое: насколько смело и нагло (даже для серии Shin Megami Tensei, к которой Катерина, пусть и неофициально, относится) нам предлагается залезть в человеческий мозг, насколько по-кафкиански мы извлекаем оттуда все мысли и чаянья и насколько по-японски эти мысли и чаянья воплощаются в визуально-материальные пантеоны разных гомункулов и бесов. Обычно в играх внутренний мир героя предстаёт перед нами прекрасным и пафосным – по крайней мере, вызывающим симпатию – каким бы «реалистичным», «противоречивым» и «непростым» ни пытались изобразить авторы его обладателя. В Катерине склад ума, образ жизни и ценности Винсента скорее отталкивают и вызывают сомнение. Он ни к чему не готов, он всего боится, он не знает, чего вообще хочет в этой жизни и даже не задумывается о смысле последней. Он заливает ответственность спиртом и закуривает чувство вины сигаретами – в результате чего ответственность с чувством вины приходят к нему каждую ночь во сне, угрожая убить. Убить по-настоящему, наяву. Карающими монстрами в сновидениях становятся самые близкие и важные образы из жизни Винсента – те самые, ответственность за которых парню в тягость: любимая девушка, нерождённый ребёнок, грядущий брак. Всё как в классической мифологии синто, где прекрасная Идзанами после тяжёлой болезни принимается преследовать своего супруга Идзанаги в виде истекающей гнойными пиявками твари.



Вообще комплекс аналогий в игре настолько велик, что о нём можно говорить бесконечно. Банальная, на первый взгляд, и изъезженная вдоль и поперёк тема отношений мужчины и женщины (уже даже и в играх) пропускается здесь через все множественные слои человеческой культуры. Мифология, откровения случайных посетителей бара и всплывающие на каждом экране загрузки цитаты из классиков, – это лишь самое очевидное. Каждая крохотная деталька дизайна, украшающая эту, вобщем-то, коридорную сюжетную историю, имеет массу подтекстов. Чего только стоит один тот факт, что действие игры разворачивается в неком мистическом полуночном телешоу (одна из многочисленных отсылок к Персоне), логотип которого периодически маячит в верхнем левом углу, и которое нам представляет томная девица с акробатикой Шерон Стоун из Основного инстинкта и циклопическим алым афро на голове.



И, конечно же, совершенно гениальная сцена утреннего пробуждения Винсента с таинственной блондинкой, когда вся их постель оказывается в ползающих муравьях. Насекомые набежали из окна на протухший пирог в красивой коробочке. Пирог Винсенту испекла его постоянная девушка, и Винсент про подарок благополучно забыл.

В этом отношении, иногда разочаровывают чисто сюжетные повороты игры. При таком глубоком погружении в смысловые интерпретации происходящего, при таком накале страстей, тайн, некоторые развязки оказываются внезапно поверхностными и даже комичными, плохо увязывающимися с логикой реальности. Возможно, сделано это для того, чтобы сохранить некую ироничность, напоминание о том, что мы всего лишь играем в симулятор сперматозоида, обременённого морально-этическим выбором. Каким бы пугающим и карикатурным ни был карнавал – а Катерина это, вне сомнения, карнавальная история – в нём всегда должна быть секундочка, чтобы отпыхнуть и улыбнуться. Но, тем не менее, такую разрядку можно было бы оформить с большим старанием.



С другой стороны, после завершения игры остаётся очень приятное послевкусие: ощущение гордости за себя и за своего героя. Какие бы решения ты ни принимал в происходивших событиях, каким бы этическим императивам ни следовал, в финале ты вдруг понимаешь, что из нытика и размазни, который умеет лишь корчить физиономии в стиле Эдварда Мунка, ты сделал Винсента полноценной личностью, которая знает, чего хочет от жизни.



И становится ясно, что чем ничтожнее выглядел Винсент в начале игры, тем более яркой и выстраданной получается эволюция его характера к концу. А лихорадочно перетягиваемые под Революционный этюд Шопена кубики будут ещё долго вспоминаться перед сном и при этом совершенно не раздражать. Думаю, нужно будет как-нибудь подвигать их ещё – благо для этого предусмотрен уровень сложности Hard. Не позволяй душе лениться, сперматозоид!



________
В этой статье речь идёт об игре Catherine для PlayStation 3 и Xbox 360
Tags: catherine, ps3, игры
Subscribe

  • Пятничные околошаюмины дудлы: урбанистическое

    В течение прошедших полутора месяцев я начал потихоньку готовить пилотный комикс про Шаюми, блистательную куноичи, ехидную забияку и сторонницу…

  • Анализ Бэттинсона

    На прошлой неделе произошло событие неоспоримой важности для каждого образованного человека. Впервые миру был явлен Роберт Паттинсон в Костюме! На…

  • Срыв торжественный покровов!

    Закон жизни гласит: любое дело, начинающееся со слов: «Главное – нарисовать логотип! Остальное как-нибудь!» – с высокой степенью вероятности обречено…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments