кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Category:

Ветер сквозь замочную скважину

Кинга нашего Стивена я люблю за то, что тот умеет вкусно заварить кашу из топора. То есть буквально. В любой, казалось бы, заурядной ерунде он может разглядеть историю – и рассказать её. В любой. В гвозде, в драном башмаке, в покупке колы, в прогулке до сортира, в физиономии прохожего. Как будто у него в мозгу стоит специальный фильтр, который разворачивает любой предмет – и из того начинают хлестать химеры, страсти и переживания.



В «Тёмной Башне» это его свойство обнажается особо, в виду специфики жанра. Когда пишешь фентези, из-за уникальности и узости мира, часто приходится отказываться от того или иного жизненного опыта, аллюзий и параллелей. Кинг никогда этого не делает. Он жонглирует всем арсеналом воспоминаний, ассоциативных рядов, названий, изобретений, географических мест – и тем премного оживляет происходящее у себя на страницах.
В этом смысле «Ветер…» – последняя книжка цикла, но хронологически описывающая события между четвёртой и пятой сериями – как всегда на коне и во всеоружии.


Новый роман замечательно встаёт в отведённое ему место в обойме историй о Роланде, поскольку – вместе с четвёртым и пятым – он является примером классического жанрового сюжета. Если «Колдун и кристалл» – печальная история любви, «Волки Кальи» – импровизация на тему «Великолепной семёрки», то «Ветер сквозь замочную скважину» – это детектив о серийном убийце. Композиционно же книжка ближе как раз к «Колдуну и кристаллу», но заходит ещё дальше, имея двойную сюжетную вложенность: здесь Роланд не только травит друзьям байку из своего прошлого, но и внутри этой байки молодой Роланд так же рассказывает сказку, представляющую стержень романа. И эта внутренняя сказка (которая, собственно, и есть «Ветер сквозь замочную скважину»), пожалуй, самое интересное здесь. В ней Кинг разворачивается в своём привычном духе, наполняя фантастические декорации грубой реальностью, детскими травмами и прочей психологической правдой жизни. Очень похоже на другую его сказку (пожалуй, его единственную классическую сказку) «Глаза дракона», но эта написана поживее, погуще и совсем не занудно. Вообще, книга получилась самой сказочной в цикле. «Внешний» же детектив о маньяке-оборотне, в оправу которого заключена сказка о мальчике Тиме, удался маэстро не очень: развязка интриги разочаровывает, любые догадки и построения ума на тему «кто убийца» оказываются тщетны, поскольку зацепки в ходе расследования в итоге никого не цепляют, негодяй берётся с кондачка. То есть кинговский психологизм здесь хороший, а вот детективность слабоватая. Ещё, как всегда у Кинга, меня смущают неуклюжие сентенции «о табуированном»: например, когда персонажи пытаются говорить про секс в присутствии детей (или когда дети говорят о сексе). Понятно, что Стивен старается писать максимально правдоподобно, отбросив традиционное для детской литературы ханжество и подмену терминов (как, например, в русском переводе Гарри Поттера: свесившиеся со стула бока Дадли, вместо его задницы, или знаменитое гермионовское «я схожу в уборную», вместо «пописать» в оригинале). Но иногда у него это получается уж совсем как неуместный пук:
- Я ни разу не был с женщиной…
- Ничего страшного, я и сам ещё вчера не знал, что такое «страпон».

Кстати, в «Глазах дракона» – сказке, которую Кинг написал для своей дочери, – попытки поговорить о сексе такие же неуклюжие. Да и в других романах о Тёмной Башне, кроме, пожалуй, «Колдуна и кристалла».

Ну и, конечно же, часто приходится продираться сквозь репьи перевода. Когда погружаешься в действие, постепенно привыкаешь, и на огрехи не обращаешь внимания, но временами глаз режет. Очень бы хотелось, чтобы «Тёмную Башню» перевёл Сергей Ильин. Целиком. Он умница.

Несмотря на все колючки, вернуться в мир, который сдвинулся с места, очень здорово. Вообще мне сейчас бесконечно интересны вдумчивые книжки, которые именно рассказывают историю. Не абстрактные философии за жизнь с одной стороны, не синтезированный белок бездумного generic-действия с другой, но именно сочное мясо настоящих историй, что захватывают дух и тормошат мозги. Наверное, я как приятель Шура: старый и осень.

Tags: книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments