кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Categories:

Последний круг

Слишком много времени понапрасну я сыпал через решето, так и не завершив свой рассказ о Черногории. Но даже теперь, когда сердце почти заполнено осенью и требует от остальных членов и органов много рисовать и писать, я чувствую, что должен окончить повествование о нашем путешествии, пускай и после такого непозволительного перерыва. Тем более, северные заповедники обладают совершенно иной атмосферой – тихой, спокойной и в чём-то опять же осенней. Тем более, на этот раз картинки будут, наконец-то, крупнее (да надо бы и в старые посты перезалить по-хорошему).

В этот последний день нам предстояло забраться так далеко, как ещё не удавалось: каньоны реки Тары, увивающей лохматую громадину Дурмитора



Удивительно, насколько созвучна была погода всем нашим вылазкам. Чередование гроз и солнца, казалось, всегда пытается играть нам на руку. Нынешнее утро приветствовало нас туманным воздухом и некоторой пасмурностью – явлениями, на первый взгляд, хорошему отдыху противоречащими, однако не в данном случае: не один раз за сегодня я вспоминал о том, как нам повезло с погодой. Пока мы сидели в ожидании транспорта, из дымки выплыла сонная и симпатичная девушка Юля и смущенно заявила нам, что в Дурмитор людей набралось лишь пятеро: мы с Лялей и ещё одна молодая мамаша с двумя великовозрастными мальчуганами в стиле брит-поп. В связи с чем экскурсовод отказался вставать в такую рань, но, если мы согласны, можно всё равно поехать, довольствуясь комментариями водителя.



Сейчас я понимаю, что наши черногорские разъезды напоминали геймплей Shadow of the Colossus: выезжая каждый раз из Будвы, мы вычерчивали на карте петли движения, вновь и вновь возвращаясь обратно, в исходную точку, а потом начинали новый цикл заново, постепенно расширяя пространство изведанных территорий, привязывая каждый новый объект к предыдущему и создавая настоящую картину этих земель – уже не на бумаге, а в жизни. В очередной раз, после развилки на Цетине, мы видели Скадарско Езеро (я уже показывал эту картинку, но сделала её Ляля именно сегодня, на пути к каньонам).



В очередной раз, мы видели упертый в небо мавзолей на верхушке Ловчена. Снова мы проезжали мимо оврагов, напоминающих гигантские кастрюли рагу – с растрескавшимися кучами известняка и молодыми сосенками.

Но потом мы свернули в другую сторону, взбираясь всё выше вдоль горных стен, и попали в каньоны реки Морача. Не могу похвастаться тем, что сталкивался раньше с подобной красотой. Я уже говорил, о величии и неповторимости «вертикальных» ландшафтов – но здесь я, наконец-то, ощутил их по-настоящему. Дорога бежала, тесно прижавшись к камням, где-то посередине; схваченные цепкой зеленью верхушки скал торчали далеко наверху; а далеко внизу Морача стрекотала прозрачной бирюзовой змеёй.





Мы несколько раз пересекали русло – и я метался от правого окна к левому, чтобы не упустить ни одного речного изгиба, ни одной расселины в камне, так что меня скоро начало мутить. Но я не мог остановиться, потому что понимал: мне абсолютно необходимо стать губкой и впитать все эти пейзажи, насколько хватит жадности. Мирам, которые я придумываю, всегда не доставало вот этого ощущения свежести, первозданности; они всегда большей частью основывались на чужих впечатлениях и получались слишком «симулякровыми», перерисовкой других слов, других картинок. И мне очень хочется разорвать эту идиотскую сансару, напитав свои мультивселенные не синтезированным белком, а настоящей пищей. Поэтому я смотрел, смотрел и смотрел...





Мы остановились в монастыре Морача, одноимённым с рекой и на ней же стоящим.


Тихий и симпатичный, он весь утопал в розовых кустах, рядом с кельями громоздились маленькие грядки и пчелиные ульи. Стайки школьников шныряли туда-сюда, осматриваясь.




В небольшом акведуке уютно охлаждалась баночки с колой, и кто-то заботливо приготовил полотенчики обтереть.

Подозреваю, где-то рядом ещё притаился аппарат для взрывания попкорна и маленький средневековый кинотеатрик образца 1252г., но их мы, к сожалению, не успели отыскать.

Из этого акведука вода бешено срывалась в Морачу и там рвалась в пушистые клочья о камни.



А чуть дальше виднелся какой-то полуразрушенный деревянный мост, живописностью превосходящий многие сказочные декорации. Вот, где стоило бы устраивать ролевые игры! Эпическое противостояние тамплиеров Жака де Моле и трансильванских джедаев прынцессы Арвен Ундомиэль – главное, чтобы смиренные морачанские монахи не забросали толкинистов с высоты попкорном и банками с колой.



Интерьер главного храма Успения Богоматери очень занятен: по всем стенам великое изобилие разнообразных ангельских чинов с именами, которые, по-моему, и упоминаются-то разве что в книге Еноха. Самое удивительное, что на фресках периодически встречались парни в пиджаках вполне себе современного покроя, получающие благословение либо от обозначенных многокрылых персонажей, либо от святых более традиционного пантеона.

Фотографировать эти вольные трактовки, конечно же, никто не давал. Поэтому мы через некоторое время покинули монастырь и принялись медленно, но верно наматывать серпантин колёс всё выше и выше на горные склоны. Заморосил дождик, периодически сменяясь молочной обволакивающей субстанцией – это мы то и дело въезжали в облако.





Здесь, в ледниковых котловинах Биоградской горы, сумрачные деревья стоят тесно, а здоровенные валуны поросли мхом.





Нас привезли к берегу лесного озера, и у меня оформилось стойкое чувство, что мы попали в Канаду или какой-то из северных штатов Америки: обычно в таких местах действуют герои Кинга – писатели в творческом отпуске или пугливая детвора на кэмпинге.











Призрачный дождь тихо шуршал по воде, даже пылкие холоднокровные любовники взялись подниматься со дна – и вся эта тихая свежая влага, эти лодки, деревья во мху, вынули из памяти образы Старой Пустыни, где я много летнего времени проводил в детстве (и кое-кто из вас, как я понимаю, тоже). Некоторые изгибы и разливы Серёжи (чуть выше по течению, чем турбаза, и ещё выше, чем биостанция), тёмно-зелёные, с нападавшими в воду листьями и пухом были точь-в-точь как Биоградское озеро.

Многим может показаться, что нечего здесь делать так долго, посмотрел – и поехал дальше. Но мне очень хотелось напитаться этим прохладным шорохом и внезапной связью времён и ассоциаций. Честное слово, я ни коим образом не мог ожидать, что в Черногории я стану вспоминать о местах (и тех, где я был, и тех, где не был) с такой «другой» эстетикой, и что я вообще найду здесь эту «другую» эстетику.



Наши старые, по Котору, друзья-улитки тоже были здесь. Помните, как я в начале упомянул везение с погодой? Вот оно. Дождливость сегодня пришлась в самый раз. Друзья-улитки как бы выражали нам своё согласие.

Прежде чем продолжить путь, водитель заранее собрал с нас заказы на обед, ожидающий на обратном пути: в качестве основного блюда предлагалась на выбор либо свинина, либо форель. Ещё только готовясь поехать в Черногорию, я составил себе небольшой вордовский файлик с гастрономической программой: что и где нужно съесть. И жареная в кореньях форель стала в этом списке принципиальным атрибутом посещения северных углов Черногории. Да и вообще, эту форель выуживают прямо из тех рек, вдоль которых мы тут катаемся: скажите на милость, какой смысл при таких кондициях отказываться от свежей высокогорной рыбёшки в пользу сомнительной и непонятной свиньи? То-то и оно, что никаких!

Но до обеда нам предстоял ещё долгий путь. Последний виток путешествия закинул нас в Дурмитор, большущий национальный парк. Река Тара очень напомнила Морачу, такой же бирюзовой, будто бы морской, водой, такими же невероятными живописностями по берегам – разве что оказалась чуть полноводнее и отдавала предпочтение не отвесным скалам, а больше лесистой кудрявой зелени.





Однако зелень – не помеха высотам: каньон Тары уступает по величине только Великому в Аризоне, и конечно от этих видов захватывало дух.





На берегах то тут, то там, словно подосиновики, вырастали маленькие домики – в одном из таких нам скоро предстояло отобедать.





Мост Джурджевича вновь напомнил мне о Shadow of the Colossus, и не только своей пейзажностью: во время Второй Мировой его так же взорвали, отрезая путь захватчикам, как и волшебный мост в конце игры, оставляя обетованную землю недоступной…



Стоять на середине моста и смотреть вниз, как по пенистым излучинам проносятся сплавщики, мне было боязно даже после покорения Ловчена. Но красота окружающего пересиливала страх, и я, нервически отлепляя руки от перил, переходил от одного края моста к другому, потом обратно, и снова – смотрел, смотрел и смотрел…



А вот, наконец, и форель!



По две рыбины на порцию. Преступно вкусная, преступно свежая, преступно красивая. "Вот она, рыба моей мечты, вот она!!!" (с). Это была именно та рыба, которую рисовало воображение, когда я составлял гастрономическую программу. Обычно я не ем рыбью кожицу – и в этот раз, отодрав, по привычке отложил на край тарелки. «Ты что, глупый?!» – поинтересовалась у меня жена, и оказалась совершенно права. В итоге я слопал всё, оставив лишь сверкающие, голые кости.

Трактирчик, в котором мы трапезничали, был таким же "из-другой-феерической-реальности", как и многое в этой стране. Мрачные скалы, с чёрте как растущими на вертикальных поверхностях соснами, нависали над ним, а козлята и маленькие дети подходили к нам поздороваться.





Честное слово, я не думал, что из такой крохотной поездки нам удастся выжать столько разнообразия и будоражащей воображение эклектики. На следующий день нам предстояло уехать из Черногории, и утро мы собирались посвятить (уже, наконец!) традиционному пляжному овощению. Кстати, для овощения нам специально, будто заказывали, выпустили на небо радостное солнце. Но, ребята, поймите, долго овощить в Черногории нельзя: это всё равно, что исполнять песни Юры Шатунова в церкви. Тут нужно ездить и лазить, до изнеможения, до одури – потому что только так получится зацепить хотя бы кусочек этой реальности и увезти с собой навсегда.



___________________
Ещё по Черногории:
Будва http://kenichi-kitsune.livejournal.com/30921.html
Старый город Бар http://kenichi-kitsune.livejournal.com/31204.html
Скадарское озеро http://kenichi-kitsune.livejournal.com/31483.html
Хорватия: Дубровник, Локрум http://kenichi-kitsune.livejournal.com/31739.html
Котор http://kenichi-kitsune.livejournal.com/31812.html
Монастырь Острог http://kenichi-kitsune.livejournal.com/32209.html
Ловчен http://kenichi-kitsune.livejournal.com/32292.html
Tags: Черногория, путешествия, фото
Subscribe

  • Прекрасная весна

    Чунь Ли, вне всякого сомнения, одна из важнейших женщин в истории видеоигр. Не только для всего человечества — это ещё ладно, — но и для меня лично:…

  • Пятничные эпиотические: модный салон госпожи Бужардини

    К «Кромешным тайнам Эпиотики», симпатичнейшие! Ещё одно любопытное заведение полуночного Парлетто – шоурум разнообразного платья, которым заведует…

  • Околопятничные финалочные дудлы

    В ушедшем от нас, наконец, году имела место одна очень добрая и хорошая дата; ею вряд ли можно оттенить все прошлогодние печали и неурядицы, но мне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments