February 1st, 2019

God of War 2018: как взрослеют кидалты

Мои отношения с франшизой God of War чрезвычайно сложны. Они подобны отношениям Достоевского с женщинами или статусу в контакте. С одной стороны, мне всегда нравились и сокрушительно-разящий ритм игрового процесса, столь комфортно отправляемый пальцами, и довольно вдумчивое прочтение античной мифологии. С другой стороны, Кратос – категорически не мой герой, и если попытаться специально придумать персонажа, обладающего максимально чуждыми мне качествами, то получится именно он, the Ghost of Sparta. Кроме того, греческая мифология и боги её всегда были для меня явлением глубоко личным, почти интимным; поэтому наблюдать глумливо-постмодернистские фаталити, совершаемые над телами тех, с кем провёл всё детство, мне было, сами понимаете, не всегда приятно. Скандинавская мифопоэтика, в свою очередь, резонирует со мной умеренно и повышенного слюноотделения не вызывает. Поэтому к новой игре про Кратоса я отнёсся со сдержанным интересом, зная, что выворачивание наизнанку нордических сказаний травмировать меня никак не сможет, да и обещания повзрослевшего героя-отца с юным сыном выглядели любопытно.



Collapse )