July 4th, 2018

Persona 5: взлёты и падения трикстера

Игры под брендом Persona всегда являли собой квинтэссенцию японской культуры – как массовой, так и вообще. Главная особенность здесь в разрушении трансцендентности, то есть в стирании граней: между высоким и низким штилями, между запретным и дозволенным, между детским и взрослым, между реалистичным и потусторонним – и так далее. Когда-то Persona и её материнская надфраншиза Shin Megami Tensei ворвались в устоявшийся жанр jrpg и принялись довольно дерзко расшатывать каноны. Взращенная творческой мощью Dragon’s Quest’а и Final Fantasy парадигма казалось незыблемой для японских ролевых игр, и потому стремительно становилась трафаретной. Даже эксперименты с привнесением научно-фантастических элементов в духе Star Ocean или Xenogears лишь освежали общее ощущение от игр жанра, не меняя фэнтезийной сути. Сюжетный аспект здесь всегда оставался сказочным и довольно инфантильным, несмотря на оболочку, а философский аспект – космическим и пафосным, как и положено в фэнтези.



Collapse )