February 21st, 2018

Про бездарность

Бездарность, в сущности, терпима, пока занимает свою скромную нишу. Она даже может быть полезной в диалектическом смысле: с ней острее ощущаешь вкус (на)стоящего. К ней, в конце концов, можно даже прильнуть, как Люк Скайуокер – к сосцу Ждуна, в минуту интеллектуального истощения, когда эстетические центры головного мозга измотаны беспрерывным потреблением высокого. Как в том анекдоте про мадам Шанель и её любовника.

Но бездарность становится чудовищно опасной, если ей вручаются ключи от города и отдаются на откуп самые, в общем-то, хорошие вещи. Вот как сегодня. Как сейчас. Повсеместно. Добрая безымянная читательница однажды пеняла мне, что я риторически смешиваю образ Елены Мизулиной и Аниты Саркисян. Пеняла совершенно напрасно: вокальный, не побоюсь этого слова, дискурс «официальной России» критически симметричен вокальному дискурсу «официального Запада» в своей абсурдистской бездарности.



Collapse )