October 9th, 2017

Текущее

Читатели Тентаклиады рвут мне сердце на части. Одна прекрасная девушка пишет рецензию, чуть ли не превышающую сам роман по объёму, и отмечает те моменты, которые я как раз очень хотел бы видеть отмеченными! Я так старательно вынашивал структуру в соответствии с когда-то сформулированными принципами, раскладывал по углам хлебные крошки и путеводные камешки – и так боялся, что всё это пройдёт мимо, рассыпется в прах неузнанным и напрасным. Стало быть, не рассыпалось. И я говорю, спасибо, сэй, долгих дней и приятных ночей.


Тихоокеанские полосатые осьминоги пытаются удержать хрупкие структуры спирального нарратива. Photo by © Roy L. Caldwell

А потом прибегает другая прекрасная девушка, нежная и с золотыми косами. Она плачет навзрыд, она говорит, зачем, зачем эта жуткая сцена осьминожьего секса, зачем это чудовищное окно в ПорнХаб посреди сияющего чудесами облачного замка, не прощу тебя, говорит она мне, никогда не прощу. А у меня в организме нордической стойкости – ноль. Я, как мой герой, беспозвоночный и сердобольный. Мне хочется упасть на колени и разбиться о кафель, чтобы зритель мой не страдал.

Collapse )