November 10th, 2016

Об остроте персонажей

Персонажи в художественном произведении должны быть всегда острее, чем живые люди. Более утрированными, более контрастными, более выразительными. Даже если ключевой аспект героя – его невыразительность, это должна быть категорическая невыразительность. Как у чеховского Беликова или купринского Цвета. А уж если герой склонен совершать поступки или хотя бы размышления – он должен быть просто over the top.



Работая над Тентаклиадой, я допустил принципиальную ошибку. С одной стороны, придерживаясь позиции «героев нужно любить», а с другой – пытаясь порвать фэнтезийную «низкоштильную» жанровость, я думал только о том, как сделать их настоящими и реалистическими, как дать им выговориться. В результате – скорее всего – обрёк их на некоторую скучность. Излишняя привязанность к персонажу может испортить последнего, как, скажем, это происходит у Мартина с Дейенерис. Подсознательно переживая за любимчиков, ты ему тут не позволяешь сказать глупость, там спасаешь из безвыходного положения, и получается уже не так интересно, как могло бы быть.

Collapse )