October 30th, 2012

Сон в конце октября

Давно истекаю завистью к людям, наблюдающим по ночам эпические сновидения. Отчего-то я перестал видеть - а скорее запоминать - сны. А ведь там роится столько полезных идей и сюжетов! Очень обидно их упускать. Но сегодня посчастливилось, примерно с шести утра до семи. Такую раритетную ценность грех не законспектировать.



Начиналось всё как подростковая комедия или ужастик. Студенческая поросль выехала с палатками в лес погудеть. Лес очень красивый, зелёно-синий, чем-то похожий на старо-пустыньские леса вдоль р. Серёжи. Не пологий, а холмистый - и на одном из его заросших деревьями бугров ребята разбили лагерь.

Там были две девицы блондиночного окраса, одна чуть кудрявее другой - очень вредные. Они ходили цацами и вроде бы отпускали в адрес всех остальных ехидные комментарии. Остальным это надоело, и они установили на маршруте девичьей прогулки шутиху в стиле фильма "Хищник": ниточка между натянутыми коряжками, которая запускает ловушку. Девушки, разумеется, тут же ниточку потревожили, и над ними с боков прилетели на верёвках два мешка с мукой и врезались друг в друга, обсыпав девиц с головы до ног.

Ярость дев не знала границ. У подножия холма с палатками они разожгли огонь. Я подумал сперва, чтобы спалить всё к чёртовой матери, но нет. Как только огонь разгорелся, девки завалили его всяким барахлом и какими-то болванками. В результате пламя пошло под землю, и земле стало больно, она вся зачесалась. Огонь начал скапливаться в её недрах, распирать изнутри, земля взревела и начала готовиться к вулканическому извержению. Первая дырка образовалась прямо рядом с девками - и из неё брызнули искры.

Незаметно для вооружённого глаза, лагерь на бугре изменился. Теперь это был хмурый, серый город, в асфальте и камне, местами средневековый, местами современный. А приехавшая в лес молодежь в городе стала следить за порядком. Я был одной из этих предержащих властей, только я был не я, а некий абстрактный персонаж. Одевались мы все в девятнадцатый век. В городе жили бомжи и гастарбайтеры. Точнее Бомжи и Гастарбайтеры - как Эльфы и Гномы. Два хмурых племени. Они и так были не самыми благополучными жителями и постоянно враждовали между собой, но в преддверии извержения вулкана истерия в городе усилилась и отношения накалились. Бомжи стали обвинять женщину из Гастарбайтеров в том, что по её вине на город обрушились беды, что она чем-то прогневила подземных богов. Мы, как управители города, предоставили женщине защиту в городской ратуше. Проблема была в том, что ратушей в городе являлось бывшее место нашей студенческо-туристической стоянки, т.е. догорающее кострище, разбросанные котелки, палаточные мешки, по периметру обложенные кирпичиками. Женщина осталась здесь на ночь с семьёй. Я пошёл проверить некий круглый колодец-каземат, куда спускались по дуге каменные ступени. Иногда этот колодец затапливался до самого верху водой, которую пили Бомжи и Гастарбайтеры, но в которой всегда была опасность утонуть. При этом я с удивлением отметил, но на дне колодца в стене была железная дверь. Когда я с коллегами вернулся к "ратуше", мы увидели, что Бомжи перебрались через символический барьер из кирпичиков и съели семью Гастарбайтеров. Высокий мужчина с раной под глазом дожёвывал руку в чёрном рукаве. И говорил при этом: "А чё я-то?"

Внезапно рядом с "ратушей" землю раскроило трещиной и оттуда брызнула полыхающая лава. Извержение началось. Мы начали судорожно соображать, что же теперь делать, как вдруг выяснилось, что спастись из гибнущего города можно через железную дверь на дне колодца. Ключ от двери находился у женщины-завхоза. Последняя имела внешность фактурно-карикатурную и походила на г-жу Белладонну из мультфильма о поросёнке Фунтике, а ещё больше на капитана Смоллетта из мультфильма про остров сокровищ. Огромный нос, выдающийся подбородок, синий камзол с эполетами. Мы подошли к ней клянчить ключ от двери. Нас было трое. Я - пафосный, по-викториански одетый типа мэр; девушка-кривляка в платье с турнюром, шляпке с цветами и стимпанковскими очками на резинке (в руках у неё был шестерёнчатый зонтик); парень с графским титулом, одетый, как рисуют Наполеона, в треуголке и пальто (только бежевом, а не сером). Этот парень принялся витиевато приветствовать фактурную женщину-завхоза:
- Доброго дня, мадам, я полуграф Какой-то полуграфства Такого-то, - при этом он отвешивал поклоны, размахивал шляпой и салютовал пиратской саблей.
Завхозша, судя по всему, совершенно растаяла от такой галантности и тут же отдала нам связку ключей.

Мы спустились в колодец, отперли дверь и вышли на какую-то станцию метро. Около желтоватой кассы стояла Ксюша (возможно, она была с нами всю дорогу, но не факт). И ещё здесь были маккурокуроськи. Те самые, постоянные резиденты фильмов от студии "Гибли". Здесь они назывались сажевичками. Они были здоровыми, больше ладони, и у них был пушистый чёрный мех. Сажу они испускали при дыхании, или взрывались ею, если их раздавить. У сажевичков обнаружилось уникальное свойство: если на стене, где сидит существо, что-нибудь написать или нарисовать, сажевичок тотчас же повторит надпись. Ксюша именно этим и занималась: сначала она нарисовала двойку - и чёрный пушистик тут же нарисовал такую же двойку, полностью копируя почерк. Ксюша была восхищена и предположила, что эти навыки можно использовать в целях конспирации. А я подумал - прямо там, на месте, - что было бы неплохо ввести сажевичков в "Тентаклиаду". И затем я проснулся.