кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Categories:

История Генри Дарджера: эскапизм и преданность воображению

В первой половине ХХ века в Чикаго жил незаметный человек по имени Генри Дарджер. У него случилось плохое детство, мать скончалась от родильной горячки, отца-инвалида забрали в дом престарелых, а его самого вскоре поместили в Иллинойсскую лечебницу для слабоумных детей с диагнозом: "Little Henry's heart is not in the right place" - под которым, конечно же, подразумевалась мастурбация. Сам же Генри главным своим недугом считал умение разоблачать враньё взрослых, из-за чего подвергался жестоким наказаниям и принудительным работам в лечебнице. Несколько раз Генри пытался бежать из психушки и в 1908-м, наконец, преуспел. В шестнадцать лет он вернулся в Чикаго, и крёстная помогла ему устроиться сторожем в католическую больницу, где он проработал до конца своих дней. За исключением недолгого армейского срока во время Первой мировой, вся его жизнь протекала рутинно и монотонно: каждый день он посещал службы, собирал на улицах какой-то причудливый мусор и был крайне нелюдим. Единственным его другом был Уилльям Шлодер, вдвоём с которым они планировали организовать Общество защиты детей, через которое можно было бы находить любящие семьи для сирот.



Но этого не случилось. Генри Дарджер умер в 1973-м, и вот тут-то начинается самое интересное. Вскоре после смерти Генри соседи обнаружили в его комнате на втором этаже сочинение в 15 145 страниц (sic!), названное The Story of the Vivian Girls, in What is Known as the Realms of the Unreal, of the Glandeco-Angelinian War Storm Caused by the Child Slave Rebellion, и несколько сотен гигантских (некоторые под девять метров длиной), акварельных иллюстраций в смешанной технике (Генри использовал здесь вырезки из газет и журналов, всяческие трафареты и прочее) к этому произведению. А также сиквел к «Истории сестёр Вивиан»Crazy House: Further Adventures in Chicago, состоящий из 10 000 рукописных страниц, а кроме того – The History of My Life, двухсотстраничную автобиографию ранних лет жизни Генри, постепенно превращающуюся в 4 672 страницы фантастического повествования о чудовищном урагане Sweetie Pie.



Эти тексты нигде не изданы, не переведены ни на один язык и принадлежат семье бывших домовладельцев Дарджера – Нейтану и Кёко Лернерам (после смерти Нейтана Кёко осталась единственным правообладателем), и выставляются в «Американском музее народного искусства», где также открыт «Центр исследований творчества Дарджера». О них и поговорим сейчас.

In the Realms of the Unreal повествует о приключениях дочерей Роберта Вивиана, семерых принцесс «христианского народа Аббьеании», ведущих жестокую войну против Джона Мэнли и гланделинианцев, поработителей детей.



Действие происходит на огромной планете, населённой христианами, преимущественно католиками, вокруг которой наша Земля вращается на манер спутника. Здесь обитают гигантские крылатые существа с рогами и чешуйчатыми хвостами, именуемые Бленгигоменианы, или Бленгины. Они могут принимать человеческий облик (иногда частично) и выдавать себя за детей. Чаще всего Бленгины миролюбивы, но некоторые из них не доверяют людям из-за злодеяний, совершаемых гланделинианцами.



Весьма в духе любого маргинального мифотворчества, In the Realms of the Unreal изобилует сценами откровенных смертей и ужасающих мучений. Из личного дневника Генри Дарджера следует, что неизгладимое впечатление на него произвела газетная статья об убийстве пятилетней девочки Элси Парубек в 1911 году: возможно, именно это преступление стало толчком к рождению эпопеи Царств Нереального.



В «Истории сестёр Вивиан» непосредственно к Элси Парубек отсылает образ Энни Эйронбург, предводительницы первого (неудачного) восстания детей-рабов. Её убийство положило начало большой войне, в ходе которой сёстры Вивиан через собственные страдания жаждут одержать победу над тиранами. Эпопея Дарджера имеет две концовки: в одной сёстры Вивиан побеждают и христианство торжествует, в другой им суждено пасть под пятой безбожного владычества гланделинианцев.



Иллюстрации Дарджера представляют собой в основном коллажи: он вырезал фигурки из периодических изданий, обводил, склеивал, придавал различные позы, раскрашивал пастелью, дорисовывал акварельные сцены. Любимыми его персонажами были Coppertone Girl – рекламный маскот солнцезащитного крема, и Little Annie Rooney – героиня старых комиксовых стрипов.



Причудливое наличие у всех девочек пенисов на иллюстрациях исследователи творчества Дарджера трактуют по-разному. Возможно, это действительно был поиск собственной сексуальной идентичности; возможно, в силу образа жизни, Генри просто не был искушён в женских анатомических особенностях.



Почему я решил вдруг рассказать об этом человеке? Генри Дарджер – его история, его образ жизни и его грандиозная вымышленная вселенная, столь же гротескная, сколь интимная, – мне кажется очень созвучным с главным героем фильма Thinking of Ending Things, о котором я рассказывал вам недавно. Дарджер – живой, настоящий, нелитературный пример гибели сверхчеловека внутри человека лишнего. Его труд, нескладный, эскапистский, но такой колоссальный, стал достоянием общественности благодаря случаю, но запросто мог бы остаться никем не узнанным.



Безусловно, этот его magnum opus немного пугает. Быть может, кого-то даже отталкивает. С другой стороны, мне видится в нём нечто невероятно привлекательное. Генри Дарджер рисовал и писал In the Realms of the Unreal шестьдесят, ребята, лет! Думаю, главным образом, меня вдохновляет вот это ревностное трудолюбие, искренняя и страстная приверженность собственному воображению. Чувство ответственности перед своим внутренним миром. Вы скажете: подумаешь, это лишь особенности нездоровой психики. Нет. Мне кажется, такие качества ценны не только когда ты надломленный и аутичный. А возможность иногда заглянуть в самые сокровенные уголки человеческого сознания и увидеть живую, сумасшедшую и подвижную фантазию – чертовски интересно.

___________________
Ещё почитать:
Про «Маленького, большого...»
Фэнтези как искусство. Часть I. Старые и новые проблемы жанра
СтарПёрл. Выпуск №5. Книжные иллюстрации
Об остроте персонажей
О религиозном и научном мышлении
О «Центре тяжести» Поляринова
Пара соображений вокруг «Хромой судьбы»
О «Белом квадрате» Сорокина и постмодерне в целом

Tags: art, книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пятничные эпиотические мелодии

    Итак, симпатичнейшие, приподнимем же завесу беззвучия над Нюктианом! Как я вам обещал, сегодня начинаю рассказывать о музыке «Кромешных тайн…

  • «Кровь, пот и пиксели» Джейсона Шрайера: Labor est etiam ipse voluptas

    Поскольку игровая публицистика в нашем инертном мироздании – явление всё ещё отчего-то нишевое и даже диковинное, в двух словах обозначу вам свои…

  • Пятничные эпиотические

    К «Кромешным тайнам Эпиотики», симпатичнейшие! Затянувшееся молчание моё связано отнюдь не с хандрой безделья или иным душеопасным сплином, а очень…

  • Ну и всё же о ганновском «The Отряде самоубийц»

    The Suicide Squad Джеймса Ганна (опустим, перефразируя Марка Твена, завесу жалости над отечественной локализацией названий) свидетельствует об очень…

  • Про честь и деньги

    Вообще, ребята, я хотел сегодня с вами поделиться соображениями на предмет зла и добра (продолжая, так сказать, вот этот формат), но, раз уж на…

  • GRIS: поэзия принятия неизбежного

    Нежное чадо испанской Nomada Studio, преисполненная воздушной акварели GRIS – игра красоты совершенно невероятной. В её облике оживают лучшие…

  • Авангардный гностицизм Æon Flux

    На исходе 90-х, эпохе, вопреки когнитивным поверьям, живой и уникальной, по Mtv показывали некоторые экспериментальные анимации, которые пробовали…

  • О роли цвета в супергероике

    Поговорим о цветовом символизме супергероев. Как и для любой визуально-мифологической формы (думаю, не нужно лишний раз отмечать тот факт, что…

  • Хорватская Истрия как ребут возможного

    До чего же, ребята, всё-таки непередаваемая радость – разрыв границ! На одной из улиц Пулы, где мы провели две неполных, но таких упоительных недели,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

Recent Posts from This Journal

  • Пятничные эпиотические мелодии

    Итак, симпатичнейшие, приподнимем же завесу беззвучия над Нюктианом! Как я вам обещал, сегодня начинаю рассказывать о музыке «Кромешных тайн…

  • «Кровь, пот и пиксели» Джейсона Шрайера: Labor est etiam ipse voluptas

    Поскольку игровая публицистика в нашем инертном мироздании – явление всё ещё отчего-то нишевое и даже диковинное, в двух словах обозначу вам свои…

  • Пятничные эпиотические

    К «Кромешным тайнам Эпиотики», симпатичнейшие! Затянувшееся молчание моё связано отнюдь не с хандрой безделья или иным душеопасным сплином, а очень…

  • Ну и всё же о ганновском «The Отряде самоубийц»

    The Suicide Squad Джеймса Ганна (опустим, перефразируя Марка Твена, завесу жалости над отечественной локализацией названий) свидетельствует об очень…

  • Про честь и деньги

    Вообще, ребята, я хотел сегодня с вами поделиться соображениями на предмет зла и добра (продолжая, так сказать, вот этот формат), но, раз уж на…

  • GRIS: поэзия принятия неизбежного

    Нежное чадо испанской Nomada Studio, преисполненная воздушной акварели GRIS – игра красоты совершенно невероятной. В её облике оживают лучшие…

  • Авангардный гностицизм Æon Flux

    На исходе 90-х, эпохе, вопреки когнитивным поверьям, живой и уникальной, по Mtv показывали некоторые экспериментальные анимации, которые пробовали…

  • О роли цвета в супергероике

    Поговорим о цветовом символизме супергероев. Как и для любой визуально-мифологической формы (думаю, не нужно лишний раз отмечать тот факт, что…

  • Хорватская Истрия как ребут возможного

    До чего же, ребята, всё-таки непередаваемая радость – разрыв границ! На одной из улиц Пулы, где мы провели две неполных, но таких упоительных недели,…