кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Category:

Когнитивно о высоком

У нас – в мистической, как справедливо заметила однажды nyakahime, столице родного отечества – в Государственном художественном музее проходит сейчас выставка Сокровища музеев России, где показывают малоизвестные полотна Айвазовского, Левитана, Брюллова, Шишкина и так далее. Возможно, нижегородские мои читатели уже освоили экспозицию. Особое эмоциональное место там занимает совершенно безумный портрет Мары Константиновны Олив кисти Филиппа Малявина. Сына Мишу он очень напугал, да и я, признаться, поёжился – не столько, быть может, от чувства uncanny valley, сколько от смутного и оттого ещё более пугающего узнавания. Вот этот портрет:


Ф. Малявин. Портрет М.К. Олив (1922)

И я, конечно, быстро смекнул, кого он мне когнитивно напоминает, но решил чуть-чуть разобраться, в чём же дело. Вообще Мара Олив вниманием живописцев никогда обделена не была. Врубель был в неё влюблён, но because of reasons так и не нарисовал, зато это удалось Серову и Репину:


Слева: В. Серов. Портрет М.К. Олив (1895). Справа: И. Репин. Портрет М.К. Олив (1906).

На полотне Валентина Александровича Маре Константиновне двадцать пять лет, у Ильи Ефимовича – тридцать шесть. В обоих случаях это весьма благообразные лица без гротескного психологизма. Да, безусловно, Малявин писал её намного позже, в 1922-м году во Франции, но неужели за шестнадцать лет черты могут столь утрированно преобразиться? Во многом, конечно, дело в манере художника: Малявин вообще не гнушался некоторой карикатурности в женских образах:


Слева: Богатая крестьянка. Справа: Смеющаяся баба.

Но в лицах этих багряно-алых крестьянок гротеск скорее забавный, балаганно-смеховой по Бахтину, в то время как от изгибов физиономии Мары Константиновны кровь немного стынет. Вполне вероятно, что Малявин вовсе не хотел никого пугать и наоборот изобразил весёлую энергичную старушку на жизнелюбивом персиковом фоне; и таящийся в картине ужас продиктован исключительно нашим (меня и сына Миши) когнитивным восприятием через призму современной культуры. Ну в самом деле, даже этот жизнелюбивый персиковый фон заворачивается в лафкрафтианский портал хаоса! А сама Мара Константинова здесь настойчиво заставляет вспомнить... вы ведь уже догадались кого? Нет? Если вам уже есть тридцать лет, ещё раз вглядитесь в портрет и вспомните девяностые. Ну как? Ring any bells?



Во второй половине девяностых был такой электронный музыкант Aphex Twin, знаменитый эксцентричной манерой помещать на обложки альбомов, а также вместо лиц почти всех людей в клипах собственную физиономию, искажённую в жуткой ухмылке при помощи либо графики, либо грима.



При этом в жизни Ричард Дэвид Джеймс, как и Мара Олив, вполне себе милый внешне человек. Но от его клипа Come To Daddy я в молодости отложил такое количество кирпичей, что хватило бы на ещё один художественный музей. Если вы не видели, сделайте себе такое одолжение, пощекотите нервишки. Искусство – страшная сила. А когнитивное воображение человека – сила ещё страшнее.


Tags: art, events, music
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal