кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Categories:

Ещё немного про «Сапиенсов» Харари в целом и об истоках гендерного неравенства в частности

Успешно дожав Краткую историю человечества Юваля Ноя Харари, о которой упоминал в предыдущей записи, спешу поделиться финальными соображениями и на этот раз, как и обещал, критическими. Я приветствую доступную подачу научно-популярной литературы, поскольку энтузиаст науки сам придёт к знаниям не взирая на порог, а вот человека простого и когнитивно неуверенного нужно увлечь. Самое главное, чтобы упрощённость и развлекательность научпопа касалась только стиля, языка изложения, но не распространялась на саму суть рассуждения, на точность примеров, выводов и общей логики. К сожалению в процессе чтения Сапиенсов я слишком часто ловил себя на ощущении исследовательского мелководья: слишком уж по верхушкам скачет Харари, временами забывая упомянуть важные детали, а иногда искажая их.



Я рассмотрю один, но очень показательный пример: щепетильный вопрос о неравенстве полов в истории человечества. Он заставляет сегодня пламенеть умы, сердца и ягодицы, но почему-то (а возможно как раз поэтому!) автор предпочитает лишь порхнуть по нему легкокрылой бабочкой. Харари рассматривает три основных, наиболее популярных теории о происхождении гендерного неравенства: теорию мышечной силы, теорию агрессии и теория патриархального гена – и последовательно доказывает их несостоятельность, после чего делает абсолютно травоядный и ни к чему не обязывающий вывод: причины гендерной несправедливости по-прежнему неизвестны науке и нам только предстоит выяснить их в будущем. Признаюсь, я даже фыркнул в этом месте книги. Проблема здесь даже не в том, что автор довольно малодушно и ненаучно умывает руки, а в том, что доказательства несостоятельности существующих теорий хоть и последовательны, но поверхностны и не идут до конца в рассмотрении предмета критики.

Аргументация против теорий мышц в целом меня устроила. Действительно, на протяжении истории женщину отстраняли от тех работ, где физическая сила не требуется (например, политика, религия, наука, судопроизводство), но с удовольствием отправляли трудиться на поле, в мастерские или «по хозяйству». Очевидно, что привилегированное положение в обществе и власть мужчины напрямую никак не коррелирует с его физической силой (ни в сравнении с женщиной, ни в сравнении с другими мужчинами): солдат, шахтёр, пахарь и кузнец с высокой степенью вероятности намного сильнее физически, чем король, священник или судья. Даже среди шимпанзе, вопреки бытующему мнению, альфа-самец – это не самый здоровый и мощный, но самый умный, формирующий коалиции с другими самцами и самками, занимающий вершину социальной пирамиды благодаря хитрости, в то время как самые физически сильные самцы остаются его свитой.

Но вот с теорией агрессии всё далеко не так просто. Харари рассматривает мужскую, гормонально обусловленную агрессию в буквальном смысле, то есть как примитивное желание и умение дать в морду – и этим куцым определением ограничивается. Отсюда он делает очень простой и очень понятный вывод: да, склонность к агрессии даёт мужчине преимущество как рядовому воину, солдату, но почему же командовать не могут женщины наравне с мужчинами? Ведь военная тактика и стратегия никак не определяется уровнем тестостерона, это не драка в пивной.

Как раз здесь из-за недостаточного погружения в предмет автор допускает досадное искажение. Дело в том, что гормональная мужская агрессия – явление намного более сложное и комплексное, чем просто желание и умение дать в морду. Что особенно показательно, на мысль эту навела меня моя жена. Самое важное свойство, которым самцы сапиенса обязаны тестостерону, это амбициозность. Если вдуматься, амбициозность – и есть то самое желание и умение лезть на рожон, только усложнённое, когнитивно надстроенное. Тестостерон усиливает готовность к повышению risk-reward, создаёт нацеленность на экстремальную ситуацию в желании большей выгоды. Это уже не просто агрессия как жажда насилия: это именно агрессия как небоязнь насилия, условная отвага или условная отмороженность.

Почему большинство исторических сражений, особенно в эпохи до изобретения огнестрела, выигрывались не за счёт физического истребления противного войска (как многие из нас привыкли думать), а исключительно благодаря обращению противного войска в бегство? Почему краеугольную роль в войне играла концепция построения? Почему так важно было «Держать строй!»? Это психологическое явление: идти с копьями или штыками стенка на стенку ужасно страшно. Удержание строя сохраняет пресловутую небоязнь. Рассеянное войско проигрывает в первую очередь психологически. Сломал строй – победил морально. Помните золотистую птичку из Heroes of Might & Magic, орошающую головы наших юнитов? То-то и оно!

Почему мы, хрупкие интеллигентные отроки девяностых, боялись гопника в подворотне (хотя мы зачастую были крупнее, а потом и взрослее, да и вообще до настоящей драки дело доходило очень редко), а он нас – нет? Просто условный гопник не боится за свою жизнь: не оттого, что жизнь у него такая плохая, а потому что тестостерон продуцирует у него в организме гораздо более высокий показатель risk-reward, (отмороженной отваги, небоязни) и подавляет инстинкт самосохранения и бегства. По той же причине, кстати, орущие боевые котики могут полчаса стоять напротив друг друга, растопырив маскулинные бока и не вступая в прямое столкновение: важно не кто кого побьёт, а кто кого сломает морально и кто кому уступит.

Собственно, амбициозность – лишь немного окультуренная форма небоязни, завышенного risk-reward, создаваемая в организме тестостероном. И очевидно, что более амбициозный (отважный, наглый, напористый) добивается в жизни больших привилегий, чем менее амбициозный. При прочих, разумеется, равных: с высокой вероятностью умный, но играющий «от защиты», аккуратно, добьётся лучших результатов, чем амбициозный и рисковый глупец. Однако, из двух людей приблизительно равных интеллектуальных способностей дальше пробьётся более амбициозный. И если интеллектуальное равенство мужчин и женщин сегодня всем очевидно, а физическая сила, как мы убедились, не является залогом привилегии и власти в социуме сапиенсов (да и вообще высших обезьян), то вот порождаемая мужским гормоном агрессия в своей квазицивилизованной форме под названием «амбициозность», похоже, и является той исходной причиной несправедливости.

Что же касается третьей теории, которую рассматривает Харари, теории гена патриархальности, то она, на мой взгляд, напрямую вытекает из предыдущей и обусловлена всё той же амбициозностью. Суть её заключается в том, что самцу для того, чтобы максимально распространить свои гены, нужно потратить намного меньше усилий (собственно, оплодотворить самку), чем самке, которая для распространения своих генов вынуждена вынашивать, выхаживать и выращивать потомков. В результате эволюционно у самок сапиенсов постепенно закреплялся условный ген покорности и необходимости опираться на помощь мужчин. Харари имеет вполне резонные вопросы к этой гипотезе (например, почему бы женщине не опираться на помощь других женщин), однако для меня здесь совершенно очевиден след всё того же амбициозного детерминизма: освобождённый от необходимости задумываться о безопасности и сохранности в вопросе передачи своих генов, самец мог позволить себе куда более высокий risk-reward в достижении тех или иных целей, чем самка.

Поэтому на сегодняшний момент теория агрессии-амбициозности представляется мне вполне убедительным объяснением исторического неравноправия полов в человеческих социумах, и её я пока склонен придерживаться в качестве основной рабочей. В настоящее время происходят очень крутые изменения не только в социальном устройстве человеческой ментальности, но уже и, похоже, в биологическом, чему посвящена вторая книжка Харари Homo Deus: Краткая история завтрашнего дня, за которую я собираюсь засесть через некоторое время. Это своеобразный прогноз развития человека и возможного появления нового вида людей. И вот это мне представляется любопытным в большей степени, поскольку в такого рода прогнозах можно позволить себе пофантазировать, не придираясь к фактологическим ошибкам и легкомысленности, каковые недопустимы при работе с прошлым.

__________
Ещё теоретизирования:
О религиозном и научном мышлении
О свободе
Зона комфорта - трамплин для рывка. Зона надрыва - нет
О сильных правителях
О технике вранья
О любви
О парадоксе всемогущества
О маловысокохудожественном
О недиалектичности добра и зла
О разнице металитетов
О мифологическом симулякре

Tags: книги, теория
Subscribe

  • О роли цвета в супергероике

    Поговорим о цветовом символизме супергероев. Как и для любой визуально-мифологической формы (думаю, не нужно лишний раз отмечать тот факт, что…

  • Фэнтези как искусство. Ver. 2021. Окончание

    Друзья, второе отделение вчерашней лекции про фэнтези! Даже Журнал посчитал, что для одного лонгрида букв слишком много, поэтому сегодня завершаем…

  • Фэнтези как искусство. Ver. 2021. Начало

    Друзья, каждый год, кроме прошлого, я читаю традиционную лекцию первому курсу филологов ВШЭ про фэнтези как жанр. Сегодня получилось особенно живо и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • О роли цвета в супергероике

    Поговорим о цветовом символизме супергероев. Как и для любой визуально-мифологической формы (думаю, не нужно лишний раз отмечать тот факт, что…

  • Фэнтези как искусство. Ver. 2021. Окончание

    Друзья, второе отделение вчерашней лекции про фэнтези! Даже Журнал посчитал, что для одного лонгрида букв слишком много, поэтому сегодня завершаем…

  • Фэнтези как искусство. Ver. 2021. Начало

    Друзья, каждый год, кроме прошлого, я читаю традиционную лекцию первому курсу филологов ВШЭ про фэнтези как жанр. Сегодня получилось особенно живо и…