кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Categories:

СтарПёрл. Выпуск №6. Zeliard the Game

В далёкие времена хрустально-солнечного детства у игр не было красочных упаковок, учебных буклетов и мотивирующих трейлеров с кратким (и зачастую до боли исчерпывающим) изложением сюжета. Только священный короб с Двести Восемьдесят Шестым процессором, стоящий в недрах родительского НИИ, командный файл в ядовито-синем окошке Norton Commander’а и особая магия в нажимании на это непонятное слово с расширением .exe: ты никогда заранее не знал, что тебя ждёт. Иногда там оказывались казуальные манипуляции с разноцветными геометрическими фигурами, но время от времени случался прорыв в метафизическое. В моём случае таким прорывом стало слово Zeliard. За ним разворачивалась незримая бездна.



Она начиналась кромешной тьмой, где парила бижутерия, похожая обводами на голову Вельзевула, и словами: «Two thousand years, from the dark reaches of another galaxy, a demon with not a shred of compassion for humankind descended upon earth».



Демона звали Jashiin (как того, из Наруто, только с по-библейски протяжным «и»), он представлялся нам лично, и шевелил переполненной клыками пастью, и шрифт его реплик был синим, а звук их из PC-speaker’а – жутким и торжественным.



А дальше – всё как заведено в рыцарских романах. Зло неумолимо обрушивается на королевство, дождь превращается в кровь и песок, зелёные долины – в тленную пустошь, а прекрасная принцесса Фелиша ля Фелишика, не ведавшая ласковых рук феминизма, – в безмолвную мраморную статую. Король Фелишика безутешно скорбит о дочери, как вдруг ему является Дух-хранитель из священной земли Зелиард, и демонстрирует совершенно незаурядную причёску.




Он говорит королю Фелишике о единственно возможном способе победить демона и снять чудовищное проклятье с принцессы. Храбрый воин должен войти в лабиринты и вернуть девять священных кристаллов, именуемых Слезьми Эсмесанти. Лабиринты, отмечает лохматый Дух, кишат монструозными приспешниками Джащиина, и только один человек на всём белом свете способен одолеть их. Кстати, именно он скоро прибудет в твоё королевство, король Фелишика. Ну, так совпало. Ожидай сего благородного рыцаря и всё ему расскажи.




История показалась тебе банальной, король Фелишика? Только не для девяносто первого года! Когда маленький я увидел на экране простыни текста, то сперва оробел. Но папа решительно – Ileaveittoyou – вложил мне в руки англо-русский словарь и предоставил решать проблему самостоятельно, за что я страшно ему благодарен. Старательно выискивая все эти сочащиеся пафосом Guided by the light of the Spirit, я очень рано сколотил себе устойчивый вокабуляр, и впоследствии язык пошёл у меня легко. Но как же это было захватывающе! Вдвойне захватывающе из-за необходимости переводить, как будто я действительно имел дело с таинственной древней легендой.




А вот и наш герой, Дюк Гарланд! Полагаю, на самом деле он герцог Гарланд (да-да, тёзка антагонистов из Final Fantasy), но Дюк, сами понимаете, звучит круче. Рыжий бисёнэн в анатомическом панцире и при мече. Помните, я начал этот текст с замечания об отсутствии обложек у игр нашего детства? Таковому отсутствию следует выразить особую благодарность: посмотрите, как выглядел Дюк Гарланд на упаковке западного релиза игры. Найдите, как говорится, пять отличий.



Однако вперёд, навстречу приключениям! Внезапно львиную долю игрового экрана занимают декорации, чьё назначение исключительно… декоративное: вся эпическая драма происходит в прямоугольнике 224х145 пикселей, и если пространство сверху и снизу выделено под полезный интерфейс, то справа и слева бездумно съедено парой гендерно разнообразных скульптур. С другой стороны, в таком решении есть что-то от книжных иллюстраций и погружению даже способствует.



Наш герой стартует из города под названием Murala, что, судя по всему, имеет отношение к архитектурным излишествам, и город этот ничем не выдаёт страданий от обрушившегося проклятья. Сочная зелень, весёленькие домики, ярко-синие, залитые солнцем горы на горизонте. Здесь же приютилась беседка с окаменевшей принцессой, куда мы обязательно вернёмся в самом конце игры. Городок живёт своей жизнью, снуют туда-сюда местные жители в профиль, всегда готовые перекинуться c Дюком парой слов: иногда их реплики для галочки, но зачастую в них проскальзывает подсказка к грядущим испытаниям.



Кроме того городишко совсем не лишён полезных заведений, в которые стоит наведаться. Здесь есть привычные оружейная и магическая лавки, где можно затариться средствами защиты-нападения и починить таковые; или накупить чудесных бутербродов и святой воды на основе ртути и железа – для душеполезного баффа. А ещё есть церковь, в которой по-старомодному нестяжающий падре позволит герою отдохнуть совершенно без-воз-мез-дно.




Если у брутального оружейника ничего не купить, он с досады жахнет кулачищами по прилавку! Первый раз я даже вздрогнул.

А ещё здесь есть банк с характерным работником, где можно (и нужно) положить деньги на депозит, а также обменять almas (о которых ниже) на валюту. Самое же важное учреждение – обитель таинственной барышни, именуемой The Sage. Она имеет далеко идущие связи с Духами-хранителями (теми самыми, у которых причёска), и помощь её переоценить невозожно: совершая хитроумные пассы над хрустальным шаром, она увеличивает Дюку максимальное здоровье, сообщает разные полезные вещи и вооружает метательными заклинаниями, поражающими врага на расстоянии. В конце концов, именно благодаря ей наш герой не может погибнуть окончательно и бесповоротно: без пяти минут хладное тело Духи-хранители добросовестно переносят сюда и приводят в чувства. Ну и главное: здесь можно сохранить игру.


В детстве я был убеждён, что на голове – это у неё волосы, и она блондинка. Сейчас понимаю, что это жёлтый капюшон. И даже таинственная тень на глазах.

На окраине города Дюка поджидает кромешный зев, ведущий в инфернальные лабиринты Джащиина. Если по городу рыжий рыцарь зелёных кальсон ходит неспешно, гордо расправив плечи, то в лабиринтах его стойка меняется, он весь наготове – и не напрасно: в подземных пещерах его поджидают жуткие порождения тьмы и хаоса. Лягушки. Крысы. Исполинские слизни. Красно-зелёные летучие мыши. Кровь стынет в жилах. Но рыцарю зелёных кальсон страх неведом.



Внизу у нас имеются три слота: первый – под меч, которым Дюк разит враждебный бестиарий; последний – под щит против когтей и глоток, стремительно от поползновений когтей и глоток ломающийся; и квадратик по середине, – для тех самых смертоносных заклятий, поставляемых дамой с магическим шаром. После себя чудовища оставляют прозрачные светящиеся сферы, называемые almas. Мне подсказали, это вовсе не "алмазы", как я думал ранее, а "души" в переводе с испанского. Их мы меняем в банке на деньги (банк, покупающий души за золото, это замечательно!), а деньги уже тратим на покупку полезного арсенала. С наличкой же по лабиринтам лучше не бегать: если Дюк падёт под ударами монстров и воскреснет в обители The Sage, плакали его денежки. Поэтому нал стоит хранить в сберегательной кассе.


Конечно если он у вас есть…

Лабиринты названы так не ради красного словца. В этих бесконечных пространствах, набранных стандартными тайлами и повторяющимися текстурами, очень легко заблудиться. Это может спровоцировать уныние, и пару раз, окончательно заплутав в пиксельных дебрях, я готов был опустить руки.



Только собравшись с мыслями и включив пространственное воображение, я в конце концов оказался перед нужной дверью с нужным ключом. Здесь я немного лукавлю: любой ключ, найденный в лабиринтах, подойдёт к любой закрытой двери; но запрятаны ключи таким образом, что образуют довольно линейную головоломку. Ситуация усложняется тем, что пещеры в Зелиарде зациклены по горизонтали: если всё время идти вправо, рано или поздно ты оказываешься в самое левой точке; а поскольку конструкции из тайлов образца 1987-го года несколько однообразны по своей природе, можно легко сойти с ума.



Но тот, кто не сдался, будет вознаграждён. Открыв дверцу опасного синего, Дюк Гарланд вдруг обнаруживает себя под тревожно мигающей надписью «Encounter!», и тут же – один на один в пещере с чудовищным циклопическим крабом. Крабом по имени Cangrejo. Что в переводе с испанского означает «Краб». Cangrejo страшно набегает, размахивая клешнями, и напрыгивает, сочась смертельным ядом, и первые мои несколько попыток одолеть чудище закончились безвременной кончиной Дюка Гарланда.



Но потом я купил в магической лавке один из самых универсальных аппаратов в игре, именуемый незатейливо: Magia Stone. Тысяча монет, ребята, это вам не вилку сглотнуть, но оно того стоит! По использовании этой штуковины вокруг Дюка начинают вращаться, собственно, магические камни, поражая всякого неаккуратно приблизившегося противника – а тут-то мы ему и мечом добавляем! Cangrejo торжественно пал, как и подобает боссу уровня, в сверкании разноцветных салютов, а Дюк получил свою первую Слезу Эсмесанти, драгоценный камень, отправившийся в специально подготовленную наверху оправу из девяти слотов – вы наверняка заметили её на предыдущих картинках! Драгоценность взмывает к ячейке неспешно, воздушно, хрустально поскрипывая через PC-speaker. Чтобы можно было прочувствовать всю важность момента. И я чувствовал, о, как же я чувствовал!



А теперь, внимание, вопрос! Посмотрите на скриншоты очень внимательно и попробуйте догадаться: что за известный японский игровой художник отвечал в Зелиарде за графический дизайн? Даю бесполезную подсказку: у этого художника очень характерный стиль, но распознать его в графике Зелиарда практически невозможно! И пока вы думаете, а заодно и в честь славной победы над Cangrejo сделаем паузу и послушаем энергичный кавер на тему первого лабиринта игры – To the World of Darkness.



Ну как, не догадались? Немудрено! Zeliard – это дебютная игра ныне безошибочно узнаваемого и именитого Акихико Ёсиды, автора иллюстраций, пейзажей и персонажей Final Fantasy XII, Vagant Story, Bravely Default, NieR:Automata и многих других. Здесь его угадать нереально, но сам факт, что Ёсида стартовал именно с Зелиарда, чертовски приятный.



Тем временем, выход из логова Cangrejo приводит к поселению Satono. Музыка здесь такая вся из себя таинственная, жители одеты поэкзотичнее, да и ландшафт намекает на то, что Сатоно находится под землёй. Так или иначе, с этого момента игра начинает работать по уже освоенному паттерну. Герою предстоит посетить девять городов, снизойти в девять подземелий, сразить девять кошмарных боссов с самим Джащиином в глубине, и заполучить девять Слёз Эсмесанти. Но именно тут, в этом повторяющемся мотиве, игра раскрывается в полную силу и показывает лучшие свои находки.



В одной из пещер подстерегает гигантский осьминог, пульсирующий комок щупалец по имени Pulpo, что по-испански значит «осьминог». На смену каменным пещерам приходят непролазные лесные заросли с висящими лианами и петушиным василиском в конце, которого зовут Pollo, что по-испански значит «цыплёнок». Если вы ещё не обратили внимания, почти все названия в игре – локаций, предметов, чудовищ – это завуалированные испанские слова. Почему именно испанские, не имею ни малейшего представления, но во времена младых ногтей это завораживало. Чащобы сменяются ледяными пещерами, и там ноги скользят по предательскому полу, и несут героя куда не следует.



А потом город Tumba, выросший когда-то вокруг уютного кладбища, но с пришествием Джащиина окрестности его наводнили шагающие кадавры, а земля покрылась гельройдом – пренеприятной синей жижей, высасывающей жизнь из каждого неаккуратно вступившего. Чтобы не скользить по льду, Дюк должен приобрести шипованные ботинки, а для преодоления гельройда – местный аналог резиновых сапог. Ну а чтобы выжить при зашкаливающих температурах Пылающего Инферно, предпоследнего лабиринта в игре, герою понадобится Асбестовый Плащ. Ещё раз, просто чтобы вы осознали величие момента: Асбестовый. Плащ.



Сегодня, когда за плечами десятки пройденных зельд и метродиваний, все эти решения кажутся привычными и даже заурядными: новые предметы позволяют попасть в новые, ранее недоступные области. Но каждое эпическое творение эпично потому, что своевременно. Я припал к миру Зелиарда, когда игре было уже четыре года, но как будоражило это богатство возможностей! К тому времени я уже пробовал на вкус лихие прыжки и Принца Персии, и Марио, но чтобы вот так, роскошный арсенал фигурных щитов, мечей, бутылочек, пирожков и одёжек, бивалютная экономическая система «души-деньги» с банковскими депозитами... Ну серьёзно, в начале девяностых в реальности-то с депозитами и бивалютностью было сложновато, а чтобы ещё и в фэнтезийном мире чудных открытий… Такое было впервые. И заметьте, как много современных замечательных инди-игр цитируют Zeliard, иногда почти дословно, но так органично! Shovel Knight, например, или Shantae. Или вот ещё: один из подземных городов на пути Дюка Гарланда называется Дорадо. Когда-то это был город богатых купцов, в центре которого стояла статуя мира, именуемая Taruso. Но наш знакомый демон украл из города все деньги и построил из них себе золотые пещеры, а кроме того отшиб скульптуре голову, оживил, сделал боссом золотых пещер и переименовал в Tarso. Что переводится, разумеется, с испанского как «торс». Каламбур за гранью добра и зла.



Сам Джащиин укрылся в чаще Фруктовых Садов – последнего, самого глубокого и опасного лабиринта на нашем пути. Да-да, повелитель зла здесь внезапно отступает от жанровых клише и организовывает себе обитель не в обглоданных и костлявых мордорах, а среди густо сплетённых виноградных лоз и мерцающих самоцветов.


В пику своему представлению в прологе, Джащиин вполне себе антропоморфен, но постоянно телепортируется, и есть в нём что-то от ацтекских божеств.



Победа над Джащиином разрушает проклятье, гипс снимают, принцесса оживает и, конечно же, с места в карьер влюбляется в спасителя, но…




Вредный Дух-хранитель (на крупном плане, помимо помпезной причёски, у него обнаруживается ещё и лицо актёра из театра Кабуки) объявляет, что для Дюка Гарланда долг превыше чувств, и ему срочно нужно отбыть на следующую миссию. И Дюк отбывает, скрепя сердце, готовое расколоться на тысячу осколков. Безответственный оказался, рыцарь зелёных кальсон. Вечно эти мужики норовят сбежать от семейных уз на войну.




К счастью, финал этот я увидел уже сильно позже. Думаю, в романтическом младенчестве он бы меня сильно разочаровал, но одолеть игру самостоятельно мне долго не удавалось. Тем не менее, даже незаконченным (а может быть, именно в силу таковой незаконченности) Зелиард стал для меня одним из ярчайших приключений хрустально-солнечного детства. В его причудливой музыке, чудаковатых жителях, шуршащих звуках, ослепительно вырвиглазных пикселях всегда таилась такая немного новогодняя сказочность, которую я потом, возмужав, покрывшись волосами и опытом, так или иначе пытался воспроизводить время от времени. И пытаюсь до сих пор. Потому что все мы воссоздаём наше детство на протяжении жизни. И наверное, это здорово.




___________________
Лучший и подробнейший сайт, посвящённый Zeliard

В рамках Проекта СтарПёрл я рассказываю об эпохе моего хрустально-солнечного детства: в деталях, моментах, атрибутах и воспоминаниях. Что было, как было, зачем и почему мне это всё так дорого.
Выпуск №0. О проекте
Выпуск №1. The Battle Beasts
Выпуск №2. Barbarian the Game
Новогодний спешал. Top 12 Practical Effects
Хэллоуинский спешал. Alone in the Dark 1992
Выпуск №3. Осьминоги
Выпуск №4. Golden Axe the Game
Выпуск №5. Книжные иллюстрации

Тематические заметки
Белая бабушка
Принцы стройки
Возвращение зверей
Трагедия советского мушкетёра
Через тернии
Tags: Проект СтарПерл, великая эпоха, игры, конец 80х - начало 90х, ностальгия
Subscribe

  • Ну и всё же о ганновском «The Отряде самоубийц»

    The Suicide Squad Джеймса Ганна (опустим, перефразируя Марка Твена, завесу жалости над отечественной локализацией названий) свидетельствует об очень…

  • Авангардный гностицизм Æon Flux

    На исходе 90-х, эпохе, вопреки когнитивным поверьям, живой и уникальной, по Mtv показывали некоторые экспериментальные анимации, которые пробовали…

  • О роли цвета в супергероике

    Поговорим о цветовом символизме супергероев. Как и для любой визуально-мифологической формы (думаю, не нужно лишний раз отмечать тот факт, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Ну и всё же о ганновском «The Отряде самоубийц»

    The Suicide Squad Джеймса Ганна (опустим, перефразируя Марка Твена, завесу жалости над отечественной локализацией названий) свидетельствует об очень…

  • Авангардный гностицизм Æon Flux

    На исходе 90-х, эпохе, вопреки когнитивным поверьям, живой и уникальной, по Mtv показывали некоторые экспериментальные анимации, которые пробовали…

  • О роли цвета в супергероике

    Поговорим о цветовом символизме супергероев. Как и для любой визуально-мифологической формы (думаю, не нужно лишний раз отмечать тот факт, что…