кандидат болтологических наук (kenichi_kitsune) wrote,
кандидат болтологических наук
kenichi_kitsune

Category:

Про «Очень странные дела» скопом

Текст может содержать следы спойлеров к (в основном) второму сезону Stranger Things.

По причинам неуважительным, но вполне очевидным я не удосужился поговорить об Очень странных делах вовремя. И это досадное упущение, которое надлежит восполнить. Тем более, что я повторил свою практику Бегущих по лезвию и освежил первый сезон прямо перед просмотром второго. Чего и вам желаю. Во-первых, потому что это один из лучших телеопусов прошлого года. Во-вторых, потому что событийность всего повествования так воспринимается яснее и полнее.




Секрет величия Stranger Things 1 не в том, что они просто о тёплых ламповых восьмидесятых. Да, наше поколение созрело: заработало денег, располнело, размножилось – и всячески готово упиваться ностальгией. Успех Стражей галактики заставил производителя грёз быстро смекнуть, что УЖЕ ПОРА, и теперь эстетика нашего детства сочится из экранов густо, как мёд. Счастливые 80-е кричат и в последнем Торе, и в последнем Гадком Я, и в НЁМ (тоже последнем). Не подумайте, что я осуждаю! С чего бы! Как человек ответственный, чуткий и здравомыслящий, вряд ли я когда-нибудь пресыщусь собственным детством.



Но Очень странные дела не просто о восьмидесятых. Магия в том, что первый сезон снят так, как это делали в восьмидесятые. Герои выглядят, говорят и поступают так, как это делали герои восьмидесятых. Особенно потрясают дети. Обычные современные дети, которые могут зачитать со сцены высокохудожественную поэзию Никки Минаж, внезапно начинают вести себя не как в диснеевском телешоу, а как настоящие дети из восьмидесятых. Замечательно. Просто нет слов. Разумеется, это совокупная победа и писателей реплик, и людей, подбирающих типажи, и костюмеров, и самих актёров, к которым я (по просмотре множественных интервью) успел проникнуться симпатией и весьма привязаться.



А ещё ситуации, в которые герои попадают. Да, все они были не по одному разу написаны Кингом и Спилбергом, но почему-то до сих пор вызывают трепет. Возможно потому, что, несмотря на узнаваемость сюжетных конструкций, в первом сезоне присутствовало постоянное ощущение тайны: это действительно кино о странных делах и странных вещах. А может быть, дело в том, насколько точно первый сезон собран. Пересматривая, я постоянно ловил себя на мысли об отсутствии провисов в повествовании. Каждая сцена выстроена удивительно чётко – и сама по себе, и относительно соседних. Все персонажи – в нужных местах и в нужное время.



Ну и конечно лампочки. Эстетическая сердцевина всего сериала. Не просто очередной механизм сюжета, во многом наивный, но основа атмосферы, фактически символ этой истории. Не то чтобы сами по себе лампочки отсылали нас к восьмидесятым: но они – квинтэссенция сферического детства в вакууме, как канун Нового года и Рождества. Они создают то хрупкое равновесие между ощущением радостного чуда и тревогой хтонической неизвестности, которое и отличает такие истории от прочих, и которое так сложно воссоздать.



Второй сезон получился слабее. Принципиальный его недостаток перед лицом предшественника – утрата точности повествования. Увы, здесь появляются сцены затянутые, ситуации непродуманные, персонажи нераскрытые, и, наконец, целая серия-филлер (седьмая, конечно же), которая полностью выкидывает из течения, вводит обойму новых персонажей, чтобы по окончании тут же о них забыть, и в финале своём оставляет Одиннадцать ровно в тех условиях, что и в начале главы. Я понимаю, что формально серия The Lost Sister призвана раскрыть стандартный этап становления героя, так называемое «испытание улицей» или, если хотите, «тёмной стороной». Но во-первых, в канве рассказываемой истории этот эпизод смотрится как совершенно посторонняя вставка, эдакое DLC, на скорую руку пришитое к сериалу прологом к первой серии. А во-вторых, как собственно этап становления этот эпизод тоже сомнителен, поскольку единственное, что меняется в Одиннадцать после него, это макияж и причёска: весь набор ценностей и устремлений остаётся прежним, с которым она выходила от матери. Да, возможно у неё (опять же формально) прибавилось уверенности в себе от общения с местным Brotherhood of Evil Mutants имени одного-единственного мутанта, но ни на дальнейших отношениях с Хопером и Майком, ни на сюжетообразующих поступках это никак не сказывается.


Девица слева похожа на героиню Beyond Good & Evil 2.

Или вот мини-арка с поездкой Нэнси и Джейсона к нарочито харизматическому конспирологу. При том, что фигура Мюррея Баумана придумана довольно колоритной, она совершенно не нужна для развития сюжета и ни на что не влияет. При том, что (вновь формально!) эта поездка – суть механизм развития любовного треугольника героев-старшеклассников, её темп и подача слишком медленны и скучны.



Очень недопридуманными мне показались новички – гешвистеры Макс и Билли. Как и в случае с Бауманом, как и в случае с панками из седьмой серии – это красиво нарисованные и стилистически уместные персонажи. С момента их появления кажется, что у них есть «какая-то тайна», скелет в шкафу, легенда, органически вплетённая в происходящие события. Но там ничего не оказывается, кроме детских травм. И это обидно, потому что и актёры хороши, и герои симпатичны.



Ну и обклеивающие теперь квартиру Вурхисов рисунки Уилла – трёхмерная карта двухмерной местности, в которой больше половины элементов можно смело переставить местами по причине их (этих элементов) идентичности – так себе замена идеальных и абсолютно прекрасных лампочек.



Но всё же второй сезон остаётся хорошим кино. Он по-прежнему преступно красив. Здесь есть отличные детали в интерьерах, замечательные реплики в диалогах, здесь чудесные совершенно родители – и новые, и старые: прекрасно-бесполезный отец Майкла и Нэнси («Может быть, вы не заметили, молодой человек, но наши дети здесь почти не живут!»), кокетливая мама Майкла и Нэнси, какая-то гаррипоттерная мама Дастина, эпизодические родители Барб (глядя на них, сразу становится понятно, почему в первом сезоне смертью Барб никто особо не интересовался). И конечно же Джойс, которая успешно эволюционировала из экзальтированной страдалицы в решительную супермамашу, разящую обогревателями налево и направо. Прекрасным получился Боб Ньюби, про которого я был уверен, что окажется засланным казачком. Но нет – оказалась стопроцентная гик-икона с говорящей фамилией. Немножко обидно за вторично задамзеленного Уилла. Я искренне надеялся на спиритическую битву века Chthonically Possessed Will vs Gothically Painted 11, но увы!



Мне думается, главная проблема второго сезона вот в чём. Несмотря на клиффхэнгер сезона первого, тот был совершенно законченным, полноценным произведением. Да, наверняка братья Дафферы планировали продолжение уже тогда, но их главной задачей было рассказать эту историю. Второй же сезон сразу – и слишком уж откровенно – начинает держать в уме третий сезон. Не раскрыли линию? Ждите следующего года! Намекнули на персонажей вскользь? Все на просмотр картины второй третьей! Это довольно ленивый подход в драматургии. Я такого не люблю. У каждой арки своды должны быть сведены, иначе конструкция рушится. Тем не менее, третьего сезона жду с нетерпением. Что же мне ещё остаётся!



Tags: кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments